Навигация
Реклама

Органические продукты полезны для природы и для здоровья


Нравится

Органические продукты полезны для природы и для здоровья

Жорес МЕДВЕДЕВ, Лондон

Рост производства и потребления органических продуктов в западных странах объясняется беспокойством по поводу увеличения числа онкологических заболеваний

Рак и канцерогены среды

Рост частоты различных онкологических заболеваний был зафиксирован около пятидесяти лет назад. Это объясняли тогда радиоактивными загрязнениями поверхности планеты в результате испытаний атомных бомб в атмосфере. Мутагенность и канцерогенность радиации были к тому времени хорошо известны. Однако география радионуклидных осадков и география разных форм рака не совпадали.

Рост онкологических заболеваний наблюдался в основном в экономически развитых странах Запада, а не в бедных странах Африки, Азии и Южной Америки. В 1970—1975 годы Дания вышла на первое место в мире по частоте рака прямой кишки, а Великобритания — по частоте рака бронхов. Япония лидировала по частоте рака желудка, а США — по частоте рака толстого кишечника и предстательной железы. Риск раковых заболеваний у городского населения был выше, чем у сельского. В центрах химической промышленности росла частота рака легких, печени и мочевого пузыря. Производство пластмасс коррелировало с ростом частоты миелом и лейкозов, а производство мебели — с ростом частоты рака носовой полости.

Токсичность пестицидов никогда не вызывала сомнений. Но их канцерогенность была обнаружена лишь в начале 70-х годов, когда в сельскохозяйственной практике применялось около десяти тысяч разных соединений. Самый известный среди них был знаменитый ДДТ — дихлородифенилтрихлорэтан, избирательная токсичность которого для насекомых была открыта в 1939 году. Швейцарский ученый Пауль Мюллер, открывший пестицидные свойства ДДТ, был удостоен в 1948 году Нобелевской премии по медицине. Именно этот препарат останавливал в те годы эпидемии сыпного тифа и малярии. ДДТ спас Европу от колорадского жука.

Только в 1960 году, когда производство ДДТ во всем мире приблизилось к миллиону тонн, обнаружились отрицательные свойства этого соединения. ДДТ был слишком стабилен и не подвергался распаду в почве и в водных средах. Происходила глобальная аккумуляция ДДТ.Многие производные ДДТ накапливались в жировой ткани домашних животных и человека. Токсический эффект ДДТ особенно отчетливо проявлялся у птиц. Некоторые популяции диких птиц, питавшихся насекомыми, погибали, иногда от отравления, иногда от бескормицы.

В 1965 году небольшие концентрации ДДТ были обнаружены в США в молоке кормящих матерей. ДДТ был найден и в жировой ткани пингвинов Антарктики. В 1972 году производство и применение ДДТ было запрещено в США и в других западных странах. К тому времени были обнаружены канцерогенные свойства ДДТ.Его накопление в организме вело к росту случаев карциномы печени. Однако не все страны последовали примеру Запада. ДДТ продолжали применять в Средней Азии на посевах хлопчатника, в Китае и в Индии. В индийских штатах Бенгал и Бихар ДДТ широко применяется и в настоящее время, загрязняя грунтовые воды.

Аналогичные истории могут быть прослежены и для других пестицидов, вводившихся в практику в 1950-х годах и запрещавшихся уже в 1980-х. Токсичность любого препарата проявляется быстро, в результате контакта. Канцерогенность обнаруживается лишь как «отдаленный эффект», через 10, 15 или даже 30 лет. Большинство химических препаратов лицензируется для применения без объективной проверки на канцерогенность.

Опасные загрязнения среды пестицидами приобрели географические размеры, Великие озера в США загрязнены пестицидами хлоргидрокарбоновой группы. В них запрещен вылов рыбы. В штате Монтана все водоемы загрязнены гептохлорэпоксидом, пестицидом с канцерогенными свойствами. В Средней Азии полностью непригодна не только для сельхозпроизводства, но и для проживания огромная территория вокруг высыхающего Аральского озера. Пестициды, смытые в прошлом с хлопковых плантаций, развеваются ветром на сотни тысяч квадратных километров.

Фермы экологически чистой продукции

Еще сто лет назад все сельскохозяйственное производство было «органическим». Калийная селитра была единственным минеральным удобрением, применявшимся в небольших дозах. Эта селитра, или азотнокислый калий, производилась в течение сотен лет, в основном для изготовления пороха. Защита культур от насекомых осуществлялась с помощью извести, серы и золы.

Химическая промышленность в Европе, давшая начало и удобрениям и пестицидам, возникла на основе заводов по производству взрывчатых веществ и отравляющих газов, строившихся в период Первой мировой войны 1914—1918 годов. Вторая мировая война значительно увеличила мощности химической индустрии, конверсия которой привела к быстрому развитию агрономической химии. Самые сильные пестициды органофосфорного типа были созданы в Германии на основе заводов по производству нервно-паралитических газов. Эти пестициды были менее избирательны, чем ДДТ, и их применение контролировалось не только агрономами, но и врачами. Возникла новая смежная дисциплина «токсикология пищевых продуктов», в задачу которой входила разработка «допустимых и «предельно допустимых» доз пестицидов и других агрохимических токсинов в среде и в пищевых продуктах. Эти дозы часто пересматривались, но в основном в сторону увеличения. Было поэтому понятно, что наблюдавшийся в этот же период рост смертности от онкологических заболеваний связывался прежде всего с химизацией сельского хозяйства.

В 1980—1982 годах было отмечено значительное увеличение смертности от рака в Дании и в Западной Германии. На каждые 100 тысяч населения в Дании ежегодно умирало от рака 288 человек, в ФРГ — 271. В Восточной Европе (Болгария, Польша, Венгрия и другие) смертность от рака была вдвое ниже, в странах Азии и Южной Америки — в четыре-пять раз ниже. В то же время продолжительность жизни в Дании и в ФРГ была заметно выше, чем в странах Восточной Европы. Было очевидно, что лидирующее положение Дании и Германии именно по смертности от рака определялось канцерогенами в среде и прежде всего в пище. Именно это привело к зарождению ферм органического производства сначала в Дании, а затем и в ФРГ.Спрос населения на экологически чистые продукты оказался исключительно высоким. Вскоре органические фермы в Дании производили четверть всей сельскохозяйственной продукции, а в 2005 году уже половина всех ферм Дании работали по органической технологии. В Германии к настоящему времени лишь 15% всех ферм сертифицированы как «органические».

Великобритании, где онкологическая смертность также была очень велика, переход на органическое производство шел медленно. В 1996 году лишь 0,3% всех земельных угодий не подвергались обработке пестицидами. Отставание Великобритании определялось не отсутствием спроса, а различием структуры британского и континентального фермерства.

Средний размер сельскохозяйственных ферм в Англии равен 107 га, тогда как в Германии только 28 га. В Великобритании выше уровень механизации и только один процент трудоспособного населения занят в аграрном секторе. Органическое земледелие требует значительно больших затрат ручного труда, чем индустриальный «агробизнес».

Спрос на органическую продукцию в Великобритании резко возрос после нашумевшего скандала с отравленной пестицидами морковью. В 1995 году обнаружилось, что половина всего урожая моркови в Англии содержала слишком высокий уровень органофосфатного пестицида, применявшегося для борьбы с морковной грибковой эпидемией. Сети супермаркетов начали интенсивный импорт органических продуктов. В июле 1997 года правительство Великобритании приняло решение о финансовом субсидировании ферм, переходящих на экологически чистое производство. Фермеры, отказавшиеся от минеральных удобрений и пестицидов и переходившие на компост, навоз и травопольные севообороты, получали гранты в размере 70 фунтов на каждый гектар. Эти меры оказались эффективными. В 2004 году 10% всех сельскохозяйственных земель Великобритании были сертифицированы как «экологически чистые». С британских ферм в супермаркеты поступило 73500 тонн органических продуктов и овощей, их общий годовой объем производства органического земледелия и животноводства оценивался в миллиард фунтов.

Органическое земледелие в России

Органическими или экологически чистыми продуктами в Европейском Союзе законодательно сертифицируются такие, которые получены без применения минеральных удобрений и химических средств защиты растений. Органические продукты животноводства могут поступать лишь с экологически чистых ферм и от животных, в корма которых не вводятся гормоны и антибиотики. В Советском Союзе существовало стремление постоянно наращивать производство минеральных удобрений и пестицидов. Животноводство также переходило на интенсивные методы. По применению минеральных удобрений на гектар пашни колхозы и совхозы приблизились в 1987 году к американскому уровню — 120 кг на гектар, но сильно отставали от западноевропейского уровня, который достигал 500 кг.

В 1992—1996 годах российская промышленность по производству минеральных удобрений и пестицидов была приватизирована. Сельскохозяйственные предприятия, кооперативные и частные были разорены инфляцией и не могли покупать технику и удобрения, которые в прошлом поступали в колхозы, совхозы по системе взаимных поставок. Продукция химических заводов продавалась теперь за границу, а все российское сельское хозяйство стало «органическим». В 1996 году в Российской Федерации применялось лишь 17 кг минеральных удобрений на гектар — это был уровень 1950 года. В это же время в Индии применялось 75 кг химических удобрений на каждый гектар, в Бангладеш —90 кг и в Китае — 261 кг. Урожаи почти всех зерновых и овощных культур в России систематически падали. Этот же процесс происходил в Украине, но не в Беларуси, так как здесь не проводили реформ в сельском хозяйстве и приватизации в промышленности. Уровень применения минеральных удобрений в Беларуси оставался без изменений.

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) смертность от онкологических заболеваний в СССР в 1982 году была вдвое меньше датской, 140 на каждые 100 тысяч жителей. В России в 2000 году смертность от рака оставалась на этом же уровне, пройдя через пик — 185 в 1990 году. ВОЗ выражал, однако, озабоченность тем, что в странах Восточной Европы, Венгрии, Польше, Чехии и других смертность от рака продолжала расти с 1975 года и к 2000 году заметно превысила западноевропейскую. Мировой рекорд по онкологической заболеваемости перешел с 1996 года к Венгрии, 322 летальных случая на каждые 100 тысяч населения. По уровню загрязненности среды промышленными отходами и по применению минеральных удобрений на гектар Венгрия также была на первом месте в Европе.

Для Беларуси, Украины и России главной проблемой и в 2000—2005 годах оставалась загрязненность сельскохозяйственных земель радионуклидами от Чернобыльской катастрофы. Радиоактивный цезий, главный компонент радиоактивных выпадов 1986 года, имеет период полураспада в 30 лет. Около 20 тысяч квадратных километров в Челябинской и Свердловской областях загрязнены и до настоящего времени радиоактивным стронцием, выброшенным в 1957 году в атмосферу в результате взрыва хранилища ядерных отходов. Радиостронций, нуклид с периодом полураспада в 29 лет, накапливается в костях и продуцирует рост лейкозов. В Казахстане огромные территории вокруг полигона испытаний атомных и термоядерных бомб в Семипалатинской области загрязнены многочисленными долгоживущими радионуклидами.

Возможны ли экологически чистые продукты в индустриальной экономике?

Пестициды — это высокотоксичные вещества, которые сознательно рассеиваются по обширным территориям для уничтожения вирусов, грибков, гельминтов, насекомых, грызунов и сорных растений. Они стерилизуют поля, создавая условия для монокультуры наиболее урожайных сортов, обеспеченных питанием не за счет природного биоценоза почвы, а за счет больших доз минеральных удобрений. Однако пестициды составляют лишь 10% от всех токсичных веществ, выбрасываемых в среду современной химической промышленностью. Обширные территории сельскохозяйственных земель, рек, озер и прибрежных зон морей и океанов загрязняются отходами химической промышленности, целлюлозно-бумажной, фармацевтической, нефтеперерабатывающей, металлургической, пищевой и просто вывозом городских отходов и сбросом городской канализации. Существует большая литература о загрязнении среды токсическими соединениями хлора, фтора, ртути, свинца, кобальта, кадмия, алюминия и многих других элементов.

Среди органических веществ наиболее токсичными являются диоксины и фураны, попадающие в среду независимо от сельского хозяйства. С этими соединениями связаны не только онкологические заболевания, но и расстройства гормональной системы, нервные заболевания, остеопороз, врожденные дефекты у детей и многие другие аномалии. Очень значительное уменьшение концентрации сперматозоидов в семенной жидкости у мужчин также обычно связывается с химическими загрязнениями среды.

Автомобильный транспорт в индустриальных странах имеет больший общий токсический эффект на население, чем химические удобрения и пестициды. Ограничения на свинцовые добавки в бензин были введены после статистически доказанного негативного воздействия свинцовых окислов на нервную систему детей. В Голландии запрещено производить сельхозпродукцию на территории, приближенной к магистральным шоссе менее, чем на 500 метров. В Англии таких запретов нет. В Японии особо загруженные магистрали отгораживают от полей щитами в 3—5 м высотой. Но это в основном изоляция от шума, а не от выхлопных газов.

Богатые западные страны решают проблему загрязнений путем переноса химических, металлургических и многих других производств в Китай, Индию, Таиланд, Малайзию и другие азиатские страны с дешевой рабочей силой. Немалое число индустриальных предприятий переносится из Западной Европы в Восточную. Богатые страны постепенно создают на своей территории лучшие экологические условия. Переход к органическим методам в сельском хозяйстве является частью этого процесса, условно называемого «глобализацией».

Природные токсины и канцерогены

Органическое земледелие, безусловно, уменьшает тот токсический фон, который существует при интенсивной химизации сельского хозяйства. Оно, однако, не избавляет людей от природных токсинов и пестицидов, которые в больших или меньших количествах присутствуют в растениях. Самозащита растений от насекомых, гельминтов, грибков, микробов, а часто и от поедания млекопитающими животными осуществляется путем выработки токсических веществ. Некоторые из них имеют канцерогенность. Отдельные сельскохозяйственные культуры выращиваются человеком именно ради их токсических или наркотических компонентов.

Наиболее очевидный пример — это культура табака, посевы которого, несмотря на множество мер против курения, продолжают расширяться. Согласно статистике ВОЗ, рак легких, вызываемый табачными продуктами, является причиной преждевременной смерти 4,8 миллиона человек ежегодно. Курение сокращает среднюю продолжительность жизни на 5—7 лет и приносит больший вред здоровью людей, чем все синтетические пестициды и вся «бытовая химия» вместе с автомобилями. Тем не менее, производство сигарет продолжало расти до 2003 года и достигло 5,6 триллиона, 899 сигарет на каждого жителя планеты. По относительному числу курильщиков первое место в мире занимает Япония. За ней следуют США. Китай и Россия — делят третье и четвертое места.

Рак ротовой полости, гортани и пищевода убивает ежегодно более 500 тысяч человек. Однако 90% этой смертности локализовано в Азиатском регионе, включающем Северный Иран, Среднюю Азию, Пакистан, часть Индии и юг Китая. Было установлено, что это связано с обычаями населения жевать табачные листья и потреблять очень много острых, «горячих» пряностей, горького перца, горчицы, мускатного ореха и других. Эти острые приправы обладают антисептическими свойствами именно благодаря токсинам сингрину, эстраголу и сафролу, которые присутствуют в них в очень больших концентрациях. Эти же вещества обладают пестицидными и канцерогенными свойствами. Раздражение слизистых оболочек рта от горького перца, которое всем известно, это по существу острая воспалительная реакция, которая стимулирует регенерационные клеточные деления. У пожилых людей, клетки которых накопили большой «груз» соматических мутаций, стимуляция клеточных делений ведет к появлению опухолей.

Очень большие концентрации токсического сингрина содержатся в хрене, популярном и в Украине. Сельдерей содержит канцерогенный пестицид псоралин, но в очень незначительных количествах: генетические модификации сельдерея привели к появлению культуры, в которой содержание псоралина увеличено в десятки раз именно ради пестицидного эффекта. Особая отрасль генетических модификаций культурных растений стремится увеличить в них содержание природных пестицидов. Но эти пестициды приносят вред и человеку. Популярный жасминный чай содержит бензилацетат, канцерогенный токсин. В жареных кофейных бобах очень много хлорогенной кислоты, которая также относится к канцерогенам. Сильный фитотоксин — глюкобрассицин, дающий при кулинарной обработке продукт распада индол-карбинол, содержится в брюссельской капусте и в брокколи.

В кожуре картофеля содержится токсичный алкалоид соланин. Манниок или кассава, корнеплод, популярный в Африке и в Южной Америке, содержит цианиды. Всем известно о наличии токсинов во многих грибах. Съедобные грибы отличаются от несъедобных главным образом концентрацией фитотоксинов, а не их полным отсутствием. Эти примеры природных токсинов и канцерогенов можно было бы продолжать очень долго. Список известных фитотоксинов имеет более трех тысяч названий. Но очень немногие их этих соединений проверялись экспериментально на канцерогенность.

Подсчитано, что в средней суточной американской диете содержится около одного грамма природных пестицидов и десятая доля миллиграмма синтетических пестицидов. Споры о том, что для нас вреднее, химия или сама природа, никогда не прекращались. Природные токсины и пестициды не накапливаются в среде, не загрязняют почву или водоемы. Самый сильный из природных токсинов — ботулин используется в косметике. Миллионы женщин в западных странах убивают с помощью ботулиновых инъекций те мышцы лица, которые обеспечивают способность морщить кожу.

Перспективы производства органических продуктов

Развитие органического земледелия и животноводства именно в связи с проблемами здоровья населения локализовано в настоящее время в странах Европейского Союза и в США. Условия сертификации ферм как «органических» в США и в ЕС не совпадают. В ЕС органическим хозяйствам запрещено выращивание генетически модифицированных культур. В США никаких запретов на генетическую модификацию не существует. В США органические технологии почти не применяются в животноводстве, так как основные кормовые культуры уже генетически изменены.

Для стран Азии и Африки органическое земледелие пока не актуально, так как сельское хозяйство в этих странах не может полностью обеспечивать население продуктами питания. Согласно статистике ООН, 850 миллионов человек в мире страдают от хронического недоедания. Органическое земледелие требует больших затрат ручного труда на гектар при меньшей продуктивности. Для ручной прополки полей нанимают в основном иммигрантов. Научный институт органического земледелия в Швейцарии установил в результате многолетних исследований, что органическая технология уменьшает средний урожай зерновых на 20%, а урожай картофеля на 38%. На органических полях картофель испытывает дефицит калия и сильнее страдает от грибковых заболеваний. Органические фермы могут реально развиваться лишь в богатых странах, в которых осуществляются щедрые субсидии сельскому хозяйству. В Японии, Южной Корее, Норвегии и Швейцарии государственные субсидии обеспечивали 50% прибылей сельскохозяйственного сектора. В странах ЕС субсидии, составлявшие более 120 миллиардов долларов, предотвращали разорение почти четверти всех ферм. Органические фермы в Европе без субсидий нерентабельны.

Отказ от пестицидов часто является символическим и зависящим от неконтролируемых фермерами обстоятельств. Страны Средиземноморского региона были в 2003 году захвачены самым крупным за последние 20 лет нашествием саранчи-локуста. Возникла опасность гибели культур не только в Греции и в Северной Африке, но и в Израиле, Италии, Испании и на островах Крите, Кипре, Канарских. Лишь массированное применение пестицидов на обширных территориях спасло большую часть посевов. В 2004 году посевы сои в Южной Америке сильно пострадали от эпидемии ржавчины. Споры грибков были перенесены ураганами и смерчами в южные штаты США. Остановить эпидемию можно было лишь большими дозами пестицидов — фунгицидов и рассеиваниями их с самолетов сельхозавиации по территориям, а не по отдельным фермам. Такого рода ситуации возникали в последние десять лет и в странах ЕС. Только применением фунгицидов в циклах производства картофеля предупреждались массовые заболевания фитофторой, которая в прошлом губила почти весь урожай картофеля на Британских островах. Сырой климат, ветры и ликвидация лесов сделали этот грибок очень опасным для Северной Европы.

Практика применения пестицидов показала, что они опасны не столько для потребителей пищевых продуктов в городах, сколько для фермеров, крестьян и сельскохозяйственных рабочих, которым нужно осуществлять распиливание или разбрызгивание концентрированных химических препаратов. В большинстве стран Юго-Восточной Азии и Африки, в которых преобладают мелкие семейные фермы, часто нельзя применять необходимые меры защиты. Именно из-за многочисленных случаев отравления крестьян пестицидами правительство Индонезии ввело запрет в 1990 году на импорт в страну 57 разных пестицидов как вредных для здоровья населения и нарушающих экологический баланс. В 1998 году была принята «Роттердамская Конвенция», вводившая множество ограничений в международную торговлю пестицидами и ядовитыми веществами. К этой Конвенции к настоящему времени присоединились 73 страны.

Отказ от минеральных удобрений в органическом земледелии имеет значительно меньше оправданий, чем отказ от токсических пестицидов. Большинство минеральных удобрений, особенно в сбалансированных и гранулированных формах, необходимы для высокой производительности сельского хозяйства и в Европе, и во всем мире. В большинстве стран компост и навоз не могут служить альтернативой минеральным удобрениям. Дания, где зародилась органическая технология, является исключением. Здесь именно животноводство, а не земледелие, стало главной отраслью сельского хозяйства. При этом значительная часть продукции животноводства рассчитана на экспорт. Германия и Франция также имеют очень развитое животноводство. Но уже Испания и Италия импортируют животные продукты. Земледелие доминирует над животноводством в большинстве стран Азии и Африки. Проблема минеральных удобрений, если рассматривать ее глобально, состоит не в том, что они применяются в большом количестве, а в том, что их производство не может быть увеличено. Калийные и фосфорные удобрения относятся к невосполнимым ресурсам, и пик мирового производства минеральных удобрений приходился на 1989 год, составив 146 миллионов тонн. В последующее десятилетие мировое производство удобрений снизилось до 134 миллионов тонн и продолжает падать. В расчете на каждого жителя планеты производство минеральных удобрений снизилось с 28 до 22 кг в год. Это очень мало. Для России именно дефицит минеральных удобрений составляет в настоящее время главную проблему сельского хозяйства.

Органические продукты, безусловно, полезны и для здоровья, и для экологии. Они способствуют сохранению природных биоценозов и разнообразия растений и животных. Пестициды убивают не только вредных насекомых, но и полезных, например пчел и ос. Производство меда в Европе сильно уменьшилось. Потребность удовлетворяется импортом из Австралии, Аргентины и Мексики. В России и особенно в Украине число пчелиных семей больше, чем в остальной Европе. Больше в России и органических продуктов. Не хватает лишь здоровья, особенно для мужской половины населения.


Загрузка...