Навигация
Реклама

Холестерин - наш враг или всё-таки друг?


Нравится

Холестерин — наш враг или все-таки друг?

В Англии людям пожилого возраста местная поликлиника делает ежегодно полный анализ крови, результаты которого по многим показателям отправляются лечащему врачу. Каждый гражданин имеет лечащего врача, «общего практика», который в случае тех или иных проблем направляет своего пациента в больницу либо сам выписывает рецепты, если заболевание достаточно тривиально; гипертония, бессонница или просто артрит.

Мои ежегодные анализы крови оставались без последствий уже много лет, и поэтому я был несколько удивлен, когда получил письмо из поликлиники. Даю его здесь в переводе:

«16 февраля 2005

Дорогой м-р Медведев, недавний анализ крови показал, что ваш уровень холестерина действительно очень высокий, 7,6 миллимолей и ваш ПСА также повышен. Я буду благодарна, если вы придете на прием и мы обсудим меры по лечению. Д. С. Твейтес».

ПСА — это показатель концентрации антигена на белок, выделяемый в кровь предстательной железой. Его повышение может указывать на увеличение размера этой железы, опухоль и даже рак. Определить причину точнее может лишь дополнительное обследование, включающее томографию и биопсию, взятие образцов ткани, что осуществляется уже в специальной клинике. Это обследование обнаружило, к моему облегчению, только увеличение размеров железы, что является обычным возрастным изменением и не требует лечения. Холестерин был действительно высоким; нормой в Англии считается 4,5 миллимоля, или 200 мг на 100 мл крови. У меня же было 334 мг на децилитр, и я получил рецепт на лекарство липтор или аторвастатин, таблетки по 20 мг для ежедневного приема.

В инструкции указывалось, что липтор снижает содержание холестерина в крови, а значит, снижает и риск сердечно-сосудистых заболеваний. Я уже знал, что статины, новая серия очень популярных лекарств являются ингибиторами ферментов печени, которые осуществляют синтез холестерина и образование липопротеиновых комплексов, в форме которых холестерин поступает в кровь и разносится по тканям.

Как профессиональный геронтолог я не принимаю лекарств, не ознакомившись первоначально с научной литературой об их эффективности для людей моего возраста. Большинство клинических испытаний лекарств, включая и статины, проводятся на людях среднего возраста, у которых чаще всего имеются те или иные факторы риска; гипертония, атеросклероз, больное сердце и т. п. Оценка эффективности препаратов в подобном случае требует от 5 до 10 лет и определяется для людей с повышенным холестерином по числу инсультов или инфарктов в опытной и контрольной группах.

В контрольных группах люди получают т. н. плацебо, т. е. таблетку без активного вещества. Клиническое испытание, в котором участвуют часто тысячи добровольцев, должно быть «слепым» — ни пациенты, ни врач или медсестры не знают, кто из участников получает плацебо, а кто лекарство. Это знает только компьютер, который анализирует итоги по окончании испытания. Поскольку исследования длятся многие годы, то в число добровольцев людей старше 70 лет обычно не берут. У них и без холестерина много проблем. Но в академических опытах изучают действие лекарств на людей всех возрастов. В геронтологических исследованиях, естественно, изучают действие лекарств и на самых старых людей.

Как оказалось по результатам сравнительно недавних исследований, попытка снизить статинами уровень холестерина в крови у людей среднего возраста действительно уменьшает риск сердечно-сосудистых заболеваний. Напротив, попытка снижения холестерина в крови тем же способом, но у 75—85-летних ведет к увеличению их смертности. Я принес врачу статьи из геронтологических журналов, подчеркнув заключения авторов о результатах сравнительных исследований: «Холестериновый обмен у людей старше 75 лет мало изучен... чем раньше пациент этой группы начинает снижать концентрацию холестерина в крови, тем выше риск смерти».

В другой статье ( 2004 г.) вывод был еще более ясен: «Было показано, что у старых пациентов, в возрасте 70 — 82 лет, терапия статинами не снижала, а повышала частоту смертельных и несмертельных инфарктов и инсультов». В довольно большой группе жителей Италии, которых обследовали в течение нескольких лет, высокая смертность коррелировала с низким, а не с высоким содержанием холестерина.

Врачи, как известно, не любят, когда с ними спорят их пациенты. Но моя терапевт знала, что имеет дело с геронтологом, и не настаивала на лечении. Логика геронтологии в данном случае проста. Если человек прожил 80 лет без жалоб на сердце и сосуды, то лучше не вмешиваться в привычное равновесие функций. Лечить следует лишь конкретные заболевания.

Статины вводились в широкую практику и прописывались миллионам людей после 5 — 7-летних клинических испытаний в 1985 — 95 гг. на очень больших группах людей, в основном 50 — 60-летних, так как именно с этим возрастом связывают основной риск сердечно-сосудистых заболеваний. Однако сейчас, через 10—12 лет после этих испытаний, когда бывшие пациенты, продолжающие принимать статины, становятся пенсионерами 70 — 80-летнего возраста, обнаруживается, что столь многолетняя статиновая терапия ослабляет память, повышает риск болезни Паркинсона и увеличивает частоту болезни Альцгеймера.

Нельзя считать этот результат неожиданным, так как холестерин в первую очередь важен для функций мозга и нервной системы. Поспешное внедрение массовой химиотерапии, подогреваемое коммерческой рекламой, снижает риск болезней в пожилом возрасте, однако увеличивает риск хронических и пока не излечимых болезней более позднего возраста.

Организм человека физиологически и биохимически настолько точно и тонко скоординирован, что длительное вмешательство в тот или иной естественный процесс не может остаться без последствий. Статины действуют на печень, ингибируя некоторые ферменты холестеринового обмена. От этого на какой-то срок выигрывают кровеносные сосуды у людей с сидячим образом жизни и умеренным и сильным ожирением. Но в конечном итоге это вмешательство в физиологическую систему, становясь постоянным, нарушает намного более сложные умственные способности людей в более позднем возрасте. Но это уже не беспокоит фармкомпании, производящие и продающие статины, мировая торговля которыми превысила в 2007 г. $40 млрд.

Физиологическая роль

Холестерин появился в эволюции вместе с животными клетками сотни миллионов лет назад.

Растительные клетки покрыты двумя оболочками: одна нежная липидно-белковая, другая прочная целлюлозная. Клетки животных тканей имеют лишь одну оболочку, но прочности липидно-белковой мембраны было недостаточно, особенно для тканей с механическими функциями и для «блуждающих» клеток, таких как лимфоциты и эритроциты. Именно холестериновые молекулы придают клеточным оболочкам животных необходимую прочность. Структура их молекул такова, что они могут встраиваться между углеводородными цепочками жирных кислот клеточных мембран и «цементировать» липопротеиновую пленку. Среди клеток млекопитающих наиболее прочны необновляемые оболочки эритроцитов. Эти клетки имеют форму вогнутого диска, чтобы дать им максимальную поверхность по отношению к массе. Эритроциты проталкиваются под давлением через тончайшие капилляры, сталкиваясь с их стенками в узких местах.

В артериях они постоянно сталкиваются между собой, подвергаясь давлению от сжатий сердечной мышцы. Это продолжается много недель, так как синтеза новых молекул в эритроцитах не происходит, они лишены ядра и других клеточных органелл и заполнены лишь гемоглобином. Именно для прочности оболочки эритроцитов содержат 23% холестерина, это больше, чем нужно оболочкам других клеток. В оболочках клеток печени холестерина около 17%, в мембранах внутриклеточных структур, например митохондрий, — не более 3%. Миелиновое многослойное покрытие нервных волокон, выполняющее изоляционные функции, на 22% состоит из холестерина. В составе белого вещества мозга содержится 14% холестерина, в сером веществе — 6%. Из холестерина в печени образуются соли желчных кислот, без которых невозможно переваривание жиров.

В половых железах холестерин преобразуется в стероидные гормоны, тестостерон и прогестерон, имеющие сходную с холестерином структуру молекул. В надпочечниках производным холестерина является гормон кортизол. В женских яичниках из холестерина образуется эстрадиол. Холестерин важен для клеток почек, селезенки и для функций костного мозга. Из него в коже под влиянием света образуется витамин Д, спасающий людей от рахита.

У атеросклероза другие причины

Большинство людей из общей литературы знают о холестерине только то, что он якобы служит причиной атеросклероза. В действительности атеросклероз — очень сложное заболевание, имеющее множество форм. Появление холестерина в атеросклеротических бляшках — это вторичный процесс. Холестериновую теорию атеросклероза не разделяют очень многие биохимики, физиологи и геронтологи. Атеросклероз при множестве условий может возникать при низком содержании холестерина в крови и наоборот — отсутствовать у людей с высоким содержанием холестерина.

В ежегодных отчетах Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) о состоянии здоровья населения в странах мира среди многочисленных массовых факторов риска, таких как курение, наркотики, алкоголь, загрязнение водных источников, вирусы иммунодефицита и гепатита В, голод, авитаминозы и др., упоминается также холестерин, совершенно нормальный компонент нашего тела, необходимый для функций многих органов и неизбежный компонент ежедневного рациона.

С курением ВОЗ связывает ежегодную смертность 4,4 млн. людей, а с алкоголизмом — лишь 1,8 млн. смертей. Такая «демонизация» холестерина ошибочна. Любой биолог не согласится с тем, что холестерин, важный компонент нормальной физиологической деятельности животных, столь опасное вещество именно для человека.

Холестериновая теория атеросклероза была впервые выдвинута Николаем Аничковым, тогда еще 26-летним патофизиологом, на заседании Общества русских врачей в Санкт-Петербурге в 1912 г. Автор сообщил, что при введении в пищеварительный тракт кроликов раствора холестерина в масле в течение длительного времени можно обнаружить характерные для начальных стадий атеросклероза изменения в форме отложения холестерина в артериях и в некоторых внутренних органах. Этот эффект был, однако, обратим при возвращении кроликов к обычной для них растительной пище. Результаты этих опытов, воспроизводившихся много раз, нельзя прямо переносить на человека. Кролики как сугубо травоядные животные не имеют систем переработки пищевого холестерина. Их холестериновый обмен полностью обеспечивается собственным синтезом холестерина в печени. Атеросклероз также не является у кроликов типичной возрастной патологией. Результаты, полученные на кроликах, не удалось воспроизвести в опытах на собаках.

В последующие годы проведены тысячи исследований о возможной связи уровня холестерина в пище с его уровнем в крови. Результаты были крайне противоречивы. Более враждебное отношение к пищевому холестерину появилось в конце 1960-х годов в связи с тем, что в западных странах наряду с увеличением в диете животных продуктов и увеличением продолжительности жизни обнаружился относительный рост сердечно-сосудистых заболеваний в общей статистике смертности. В США в 1983 г. на каждые 100 тысяч человек от сердечно-сосудистых заболеваний умирало 413, в Великобритании — 579, в Западной Германии — 585. Хотя причин сердечно-сосудистых заболеваний и помимо холестерина очень много, официальные объяснения роста смертности сводились в основном к питанию.

Именно в этот период появились рекомендации об увеличении в диетах углеводных компонентов. За 10 лет в США и Великобритании пропорция «мясных» калорий в диете снизилась с 20 до 14%, тогда как «злаковых» возросла с 18 до 22%. Жировые калории оставались все еще на очень высоком уровне — 40%, но сдвинулись почти наполовину в сторону растительных жиров. Эти изменения в питании привели к некоторому снижению смертности от сердечно-сосудистых заболеваний, но не слишком значительному. В Великобритании в 1999 г. регистрировали 501 случай сердечно-сосудистой смертности на каждые 100 тысяч человек, в США — 350. Основная часть этого снижения была, безусловно, связана с прогрессом медицины, а не с диетами. Во Франции, где сокращения в пропорции животных продуктов в этот период не наблюдалось, частота сердечно-сосудистых заболеваний снизилась на 30%.

Столь косвенный подход к оценке роста или снижения смертности от сердечно-сосудистых заболеваний и попытка объяснить изменения питанием является антинаучным. С 1989 по 1999 годы во всех республиках бывшего СССР и во всех странах Восточной Европы происходило значительное сокращение пропорций высококачественных животных продуктов в питании населения и уменьшалось соответственно потребление холестерина. В Российской Федерации за десятилетие производство яиц сократилось на 20%, молока на 35, мяса на 40%.

Между тем смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в этот же период возросла с 560 до 749 случаев на каждые 100 тыс. населения. Украинцы в 1999 г. потребляли с пищей в два раза меньше холестерина, чем жители Германии. Но по сердечно-сосудистым заболеваниям они опережали немцев также в два раза. По потреблению животных продуктов на последнем месте в Европе в 1999 году была Болгария. Однако по смертности от сердечно-сосудистых заболеваний именно этой стране принадлежал европейский рекорд. Следовательно, атеросклероз со всем комплексом привязанных к нему заболеваний не столько «холестериновая», сколько социально-стрессовая болезнь.

К 2003 г. заболеваемость атеросклерозом в Европе была максимальной в Румынии и в Молдове. Это было связано с социально-экономическими, а не с диетическими факторами.

Метаболизм холестерина и возраст

Молекулы холестерина, вещества с общей формулой С27Н460 могут синтезироваться почти всеми клетками из более простых органических компонентов. Однако для комплексных структурных функций, например в нервных тканях или в костном мозге, холестерин образуется в печени и доставляется в ткани по кровеносной системе. Холестерин нерастворим в воде и поэтому переносится по кровеносной системе в составе сферических липопротеиновых частиц — хиломикронов. Молекулы холестерина находятся внутри такого микрошарика в жировом растворе.

На поверхности клеток имеются особые белки — рецепторы, которые, взаимодействуя с крупной белковой молекулой хиломикрона, включают процесс поглощения хиломикрона клеткой — эндоцитоз. Все такие процессы происходят динамически, как самообновление. Хиломикроны, образуемые в печени, доставляются к клеткам, но другие хиломикроны, образуемые внутри клетки, удаляются из нее путем процессов экзоцитоза и доставляются в печень, где они включаются в процесс образования желчных кислот и в итоге удаляются из организма. В животных организмах удаление отработанных, но растворимых в воде продуктов происходит в основном через почки, а нерастворимых в воде — через кишечник. Липопротеиновые частицы, которые образуются в печени и доставляются через кровь в ткани, относительно крупные — от 425 до 444 и от 208 до 237 ангстрем. Их часто называют «липопротеины с низкой вязкостью».

Из клеток и тканей обратно в печень транспортируются очень мелкие хиломикроны диаметром от 106 до 124 ангстрем. Поскольку у них отношение поверхности к объему намного выше, они обозначаются как липопротеины с высокой вязкостью. Эти три типа холестериновых частиц известны в популярной литературе как «плохой» холестерин, который идет из печени в ткани, и как «хороший» холестерин, который удаляется из тканей. В действительности существует не три, а намного больше форм и разновидностей циркулирующих в крови липопротеиновых частиц. Разные ткани имеют свои специфические особенности и в метаболизме холестерина.

В медицинских исследованиях принято определять общий холестерин в крови и отдельно измерять холестерин из липопротеиновых частиц с очень низкой вязкостью (VLDL), низкой (LDL) и высокой вязкостью (HDL). Эти анализы не относятся к простым и требуют многих процедур. Тотальное обследование населения на уровень холестериновых фракций, причем начиная с 20-летнего возраста, проводится только в США.

Ошибочный путь

Нобелевская премия по медицине 1985 г. присуждена двум американским ученым — Майклу Брауну и Джозефу Голдштейну за открытие природы регулирования метаболизма холестерина у человека.

Они изучали генетический контроль поступления холестерина в клетки путем эндоцитоза. Именно Браун и Голдштейн открыли существование белков-рецепторов на поверхности клеток, к которым прикрепляется холестериновый хиломикрон. Существует очень редкая болезнь, при которой у человека дефективные гены, регулирующие синтез рецепторов холестерина. Если у новорожденного в геноме оказалось два таких дефектных гена, один от матери, другой от отца, то есть гомозиготность по данной аномалии, то ткани такого ребенка почти не могут усваивать холестерин, образуемый в печени. Это заболевание летально, человек умирает до 20 лет частично от отложений холестерина в органах и в артериях и частично от функциональных расстройств.

Значительно чаще встречаются случаи гетерозиготности этой холестериновой аномалии, когда от одного из родителей ребенок получает нормальный ген, а от другого — дефективный. В этом случае в клетках не хватает рецепторов, чтобы связывать и втягивать в них все те холестериновые хиломикроны, которые образуются в печени. В циркуляции возникает избыток холестерина, и, растворенный в жире, он ведет к раннему ожирению, атеросклерозу, болезням сердца и к другим аномалиям.

Эта генетическая болезнь получила название гиперхолестеринемии. Она в настоящее время диагностируется у 0,2% жителей западных стран, то есть у одного человека на каждые 500 жителей. При этом применение лекарств для активного снижения уровня холестерина, безусловно, необходимо. Однако страх перед холестерином возник задолго до того, когда была открыта генетическая природа этой редкой аномалии. К тому же до середины 1990-х годов большинство холестериновых лекарств было малоэффективно, т. к. они разрабатывались для задержки адсорбции пищевого холестерина из кишечника. Одновременно с этим развернулась широкая кампания по внедрению диет с низким содержанием холестерина.

Отсутствие прямой связи

В 1970-х и в 1980-х годах публиковалось множество книг с диетами, которые, по утверждениям авторов, обеспечивали снижение уровня холестерина. Можно упомянуть лишь американский бестселлер Роберта Ковальского «8-недельное холестериновое лечение. Как снизить холестерин в крови на 40% без лекарств»? Автор сам страдал от гиперхолестеринемии и к 40 годам уже перенес два инфаркта и операции на артериях.

Не будучи врачом, он разработал для себя и рекомендовал всем другим жесточайшую низкохолестериновую диету, исключавшую яйца, масло, сыр и многие другие ценные продукты. Бекона, по его словам, «следует избегать как отравы», а в яйцах использовать только белок. Однако утверждение Ковальского о том, что он снижал свой холестерин с 284 мг на децилитр крови до 169 мг лишь за счет диеты, было неверно. Одновременно с диетой он также принимал большое количество никотиновой кислоты, или ниацина, — витамина В-3, дефицит которого ведет к пеллагре. В больших дозах ниацин ингибирует синтез холестерина в печени и поэтому ведет к снижению его концентрации в крови. Однако в этих дозах ниацин действует и на обмен других липидов и может оказаться токсичным.

В других распространенных диетах ограничивались не только мясомолочные, но и рыбные продукты. Сардины, селедка, макрель, креветки и устрицы содержат около 100 мг холестерина на 100 г, в некоторых диетах это был почти суточный минимум.

В Европе с ее традициями кулинарии все эти диеты не имели успеха, но в США к ним относились более серьезно. В 1985 г. американский Национальный институт здоровья совместно с Ассоциацией по лечению болезней сердца приняли жесткие рекомендации по диете для соотечественников. Они включали только обезжиренное молоко, обезжиренные сыры и до двух яиц в неделю. При этом сокращение в потреблении жиров распространялось и на детей с двухлетнего возраста.

Все эти рекомендации подкреплялись результатами 33 обширных клинических испытаний, проводившихся около 20 лет на десятках тысяч людей. Однако отбор добровольцев при этом проводился не среди «средних» американцев, а среди групп риска, чаще всего среди тех граждан среднего возраста, которые уже имели сердечные заболевания, перенесли инфаркт или инсульт.

Следование рекомендациям в этих группах риска давало положительный эффект продления жизни на 2 — 3 года. Но совет экспертов решил, что остальное население тоже выиграет, если будет следовать тем же ограничениям. Аргумент был прост: если лечебное питание полезно для больных, то оно будет полезным и для здоровых.

Подобные общенациональные рекомендации, популяризируемые прессой, быстро отражаются на Западе в сферах производства и торговли, которые меняются соответственно спросу населения. Во многих странах с 1982 по 1992 г. снижалось производство яиц и животных жиров.

В кампании американской медицины против богатых холестерином продуктов произошло неожиданное замешательство в 1991 г. 28 марта авторитетный медицинский журнал The New England JoUrnei of Medicine, издаваемый в Бостоне и предназначенный для широкого круга врачей-практиков, опубликовал статью профессора Фреда Керна, известного специалиста по гастроэнтерологии. Необычный заголовок «Нормальный уровень холестерина в плазме крови у 88-летнего мужчины, который съедает 25 яиц в день» сразу привлек внимание. Столь необычная новость в кратком изложении быстро появилась во многих газетах.

Проф. Керн возглавлял кафедру в Университете Колорадо. В 1990 году ему сообщили о мужчине, который после смерти жены жил в доме для престарелых в Денвере. Медсестры покупали ему по его просьбе от 20 до 30 яиц каждый день. Он их варил всмятку и ел в течение дня в дополнение к остальной пище. По свидетельству его личного врача, он следовал этой практике не менее 15 лет, а по уверениям друзей — еще дольше. Это был интеллигентный и образованный человек. Его рост был 187 см, вес 82 кг и общее физическое состояние оценивалось как отличное. Почки, сердце и артерии не имели отклонений от нормы. Медицинская карта свидетельствовала о многочисленных измерениях холестерина, и все они были в пределах нормы, от 3,88 до 5,18 миллимолей на литр крови или от 150 до 200 мг на децилитр. Это было ниже среднеамериканского уровня. Генетических причин долгожительства не было, отец у любителя яиц умер в 40 лет, мать в 76. Яйцо среднего размера обеспечивает организм 75 ккал. 25 яиц давали 1900 ккал.

В США средний американец в 1990 г. потреблял около 3600 ккал в день. В каждом желтке содержится от 250 до 300 мг холестерина. Герой сенсационного материала потреблял, таким образом, от 6250 до 7500 мг холестерина в день, в 20 раз больше рекомендуемых максимумов. Судя по всему, это даже шло ему на пользу.

Исследователей интересовало: куда девается весь этот излишний холестерин? Пациент согласился стать на время «подопытным кроликом», и в течение двух месяцев ему в пищу добавляли небольшие количества холестерина, меченого радиоактивным углеродом C-14 и радиоактивным водородом — тритием. Вместе с ним в опыт включились 11 добровольцев в возрасте от 30 до 60 лет, потреблявшие не более пяти яиц в день в течение 18 дней. Это давало им около 1000 мг холестерина сверх нормы. Контрольная группа получала стандартную диету. В опытах учитывались все фракции холестерина в липопротеинах низкой и высокой вязкости.

Результаты опытов показали, что ни у 88-летнего мужчины, съедавшего 25 яиц в день, ни у тех, кто съедал по 5 яиц в сутки, не наблюдалось увеличения концентрации холестериновых фракций в крови. По распределению «меченого» холестерина было установлено, что лишний холестерин снижал на 20% синтез холестерина в печени. В основном избыточный холестерин перерабатывался в печени в желчные кислоты и выделялся через желчный пузырь в кишечник. У главного пациента, поглощавшего слишком много холестерина, больше половины его просто не всасывалось в кишечнике и удалялось из организма вместе с остатками непереваренной пищи. Поскольку холестерин нерастворим в воде, его всасывание в кишечнике — это сложный процесс.

Пищеварительная система не справлялась с усвоением таких излишков, и холестерин проходил через нее транзитом, так же, как, например, целлюлоза или пектин грибов. Большие излишки жиров также, как известно, не успевают перевариваться пищеварительной системой человека.

Этот эксперимент вел к простым выводам о том, что в организме существуют эффективные компенсаторные механизмы. Холестерин ведь поступает в кровь в форме сложных липопротеиновых частиц — хиломикронов. Скорость их образования регулируется на определенном уровне, который не зависит от поступления холестерина с пищей. Поступление холестерина к клеткам тканей идет в оптимальном режиме, независимо от диеты. В США производство яиц с 1991 по 2001 г. увеличилось на миллион тонн в год. Было ли это связано с исследованием Фреда Керна, определить очень трудно.

В последующие десять лет было доказано, что холестерин в питании не имеет прямой связи с сердечно-сосудистой смертностью среди населения.

Поиски истины

Атеросклероз — не универсальная болезнь, и генетические факторы играют в ее развитии определенную роль. У многих долгожителей этого заболевания нет. При отсутствии генетических факторов сердечно-сосудистых заболеваний повышенный уровень холестерина не является фактором риска, тем более что содержание его в крови может варьировать довольно широко в зависимости не только от возраста, но и от пола, этнических и расовых различий. Проверено множество исследований в этом направлении, но я коснусь лишь двух работ, в которых объектами наблюдений были очень старые люди.

Голландские геронтологи, избравшие город Лейден объектом своих наблюдений в 1986 г., установили по документам, что среди 105 000 жителей 1258 человек, или 1,2%, были в возрасте 85 лет и старше. Средний возраст этой группы долгожителей Лейдена — 89 лет. С 1986-го по 1996 г. у каждого из них брали анализы крови с определением холестерина. Пациентов делили на три группы: с нормальным содержанием холестерина, т. е. меньше 5,0 миллимоля на литр крови, с умеренно повышенным (от 5,0 до 6,4) и с высоким (6,5 до 10,0 миллимолей на литр).

Поскольку в начале опыта средний возраст долгожителей был 89 лет, то в последующее десятилетие до 99 лет дожили чуть больше половины. Остальные умерли от разных причин — рака, сердечно-сосудистых заболеваний, инфекций и др. Смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, выраженная в процентах, была одинаковой во всех трех группах, высокое содержание холестерина на нее не влияло.

Однако смертность от рака и инфекций была заметно ниже в группах с высоким содержанием холестерина и снижалась до минимума у людей с максимальным уровнем этого «вредного» органического вещества. Именно у этой группы были наибольшие шансы дожить до 99 лет. Авторы приходят к выводу, что у старых людей уровень холестерина в крови не является фактором риска и «пользу применения лекарств для понижения холестерина у старых людей можно подвергнуть сомнению». Повышенный холестерин, как оказалось, активирует иммунную систему, что в свою очередь повышает устойчивость к инфекциям и уменьшает вероятность канцерогенных процессов.

Во втором исследовании, проведенном во Франции, группа пожилых женщин, живших в домах для престарелых, была выбрана для определения корреляций между уровнем холестерина в крови и смертностью. Средний возраст пациенток в начале опыта был 82,2 года, и концентрация холестерина у них варьировала от 4,0 до 8,8 миллимоля на литр крови. Наблюдения проводились в течение 5 лет, за это время умерли 53 из 92 женщин. Смертность оказалась максимальной у пациенток с низким уровнем холестерина и минимальной у женщин с относительно высоким содержанием холестерина в крови (7 миллимолей на литр). Авторы предполагают, что повышение холестерина в крови у старых людей способствует стабилизации физических и химических характеристик клеточных мембран. Применение лекарств для снижения холестерина может иметь в этом случае лишь негативный эффект.

Концентрация холестерина в крови во фракциях липопротеинов как с низкой, так и с высокой вязкостью не является стабильной и меняется с возрастом. Поскольку долгожительство, помимо многих причин, наследуется и в семейных линиях, то есть контролируется генетически, следует упомянуть и исследование группы австрийских и немецких геронтологов, которые пытались найти корреляцию между наследственным долгожительством и уровнем разных фракций холестерина в крови. В одной из таких семейных групп продолжительность жизни была невысокой — около 70 лет, в другой — 91 год и доходила до 98. Никакой корреляции между долгожительством и уровнем холестериновых фракций в крови обнаружено не было. В первой и во второй группах (в одной — 109, в другой 103 человека) наблюдались значительные вариации всех фракций холестерина.

Кому нужно активное лечение

К концу 1990-х годов упрощенную холестериновую теорию сердечно-сосудистой смертности уже не разделяли большинство геронтологов и кардиологов. Но именно к этому времени многие крупные фармакологические компании наконец разработали эффективные лекарства из группы статинов, которые ингибировали тканевые ферменты синтеза холестерина. Разработка таких лекарств требует не менее десяти лет, затрат сотен миллионов долларов и десятков клинических испытаний с десятками тысяч людей. Фармацевтическая промышленность была готова лечить десятки миллионов людей. Между тем научные данные свидетельствовали о том, что активное лечение необходимо ограниченному контингенту больных гиперхолестеринемией, и выявление потенциальных пациентов требовало дополнительных генетических семейных анализов.

Но мощная индустрия по производству статинов уже была запущена. Первым вышел на рынок диптор фирмы «Пфицер», и к 2002 г. продажа его по рецептам превысила только в США $10 млрд. Почти одновременно поступил в продажу зокор фирмы «Мерк», продажа которого достигла $9 млрд. Фирма «АстраЗенека» с некоторым опозданием начала производство крестора, но к этому времени обнаружились устойчивые признаки побочных реакций от действия этих лекарств, и массовый выброс их на рынок несколько затормозился. У 15% пациентов, регулярно принимающих зокор, стали появляться боли в мышцах, сопровождавшиеся в некоторых случаях их атрофией. Статины были запрещены беременным женщинам, так как иногда приводили к аномалиям эмбрионального развития. Резкое снижение холестерина в крови вело к признакам ослабления памяти и к появлению агрессивности.

Применение статинов ослабляло иммунные функции. Ферменты, которые ингибировались статинами, оказались необходимыми не только для синтеза холестерина, но и для многих других функций. Контрольные цифры нормального уровня, установленные ВОЗ, не учитывали возможных национальных различий. Первыми против этих нормативов восстали норвежские медики. В этой стране, с лучшими в Европе показателями здоровья населения, по инструкциям ВО3 и ЕС 90% всего населения старше 45 лет записывалось в «группу риска» по повышенному холестерину. Прием довольно дорогих статинов почти половиной населения Норвегии где здравоохранение бесплатное, был не по «карману» этой богатой стране. Даже среди молодых норвежцев (ниже 20 лет) 40% попадали в группу риска по сердечно-сосудистым заболеваниям.

В США лечение статинами предполагалось уже в текущем году распространить на 36 млн. человек. Интересы крупного фармабизнеса столкнулись со здравым смыслом. В 2003 г. стоимость потребления лекарств превысила стоимость потребления продовольствия. Массовый медицинский психоз, начавшийся с холестеринофобии, может излечить только время.

Долголетию он не помеха

Новая «холестериновая» сенсация, которая угрожает многомиллиардному бизнесу статинов, взбудоражила мир. Созданный ранее «Проект генов долголетия» решил изучить «холестериновый профиль» долгожителей (старше 100 лет). Этот проект, начатый Институтом старения колледжа Альберта Эйнштейна в США, обследовал 158 человек в Европе, в основном евреев, генетически наиболее однородную этническую группу, в возрасте от 95 до 105 лет. Как оказалось, все эти долгожители имели повышенное содержание именно «плохого» холестерина, локализованного в очень крупных холестериновых частицах — хиломикронах.

Дополнительные исследования евреев от 75 до 85 лет обнаружили четкую корреляцию между содержанием крупных холестериновых частиц в крови и сохранением интеллектуальных способностей в преклонном возрасте. Результаты этих исследований были опубликованы в журнале Американской федерации невропатологов Neurology 26 декабря 2006 г. и вызвали сенсацию в СМИ.

Некоторые лекарства были направлены на то, чтобы избирательно снизить именно эту ранее считавшуюся «плохой» фракцию холестерина. Компания «Пфицер», которая их производила, объяснила свое решение просто: «...люди хотят сохранить свой интеллект до старости и предотвратить болезнь Альцгеймера, даже если это связано с небольшим увеличением риска для сердца».

Синтез этого крупного холестеринового хиломикрона контролировался особым геном, который назвали кодом СЕТР, а в печати — «геном долголетия».

Таковы факты о холестерине, и скрыть их от общественности уже нельзя.