Навигация
Реклама

Солнцезащитные кремы: да или нет. Часть первая


Нравится

Солнцезащитные кремы: да или нет. Часть первая

Лето на носу, многие готовятся к отпускам и мечтают о красивом загаре. В идеале – безопасном. И потому сейчас в магазинах косметики, на форумах мамочек – бум, все обсуждают и выбирают «идеальный» солнцезащитный крем. А нужно ли? Вспомните своё босоногое детство, как часто вы обгорали на солнце? Не так, чтобы кожа просто покраснела, а чтобы слазила лохмотьями? Я - один раз, и то уже будучи подростком, когда просидели весь день большой компанией на нашем Втором ставке, играя в карты. Вот как сидела одним плечом к солнышку, так оно потом и облезло. Величиной с олимпийский рубль, но всё же. И сейчас у меня там, кстати, веснушки весной появляются. Не на носу и щеках, а на плече… А знаете, почему мы не обгорали? Потому что круглый год гуляли на улице, зимой –коньки-лыжи-санки, летом – ставок-казаки-разбойники-резиночки… А сейчас? Наш сегодняшний образ жизни оставляет нам мало времени для пребывания на солнце. Спортом и то занимаемся в помещениях. Чтобы дети играли после обеда на улице – это уже редкость. Дорываемся до солнышка на две недели отпуска и стремимся на весь год запастись шоколадным загаром… И не загораем, а обгораем, а чаще всего, именно пользуясь солнцезащитными кремами… Так что же делать? И есть ли польза в этих кремах, а вред от них какой? Разбираемся вместе!

Для начала немного истории. Наверное, ещё со времён первых олимпийских игр в Древней Греции загар стал символом мужественности. Впрочем, даже на изображениях пирамид Древнего Египта, на помпейских фресках и картинах европейских художников мужчины, как правило, изображались загорелыми, а женщины светлокожими. И долгие века так и было, женщина должна была быть белокожей, иначе её могли посчитать крестьянкой, работающей в поле.

«Моду» на загар, впрочем, как и на многое другое, ввела великая Коко Шанель, загоревшая в начале 20-х в путешествии по Французской Ривьере. «Помогла» ей в этом и певица Жозефина Бейкер, чей карамельный оттенок кожи парижане считали изысканно-необыкновенным. Вот с тех пор загорелая кожа стала символом моды и здоровья. И понеслось… В 1940-х годах в женских журналах начали появляться рекламные объявления, которые способствовали загару. В то же время количество материала в купальниках стало уменьшаться, а бикини радикально изменил стиль купальника в 1946 году.

Вместе с тем учёные всего мира всё больше стали «поворачиваться лицом» к солнцу, вспоминая великих докторов древности. Солнце, воздух и вода потихоньку начали становиться лучшими друзьями человечества. До открытия антибиотиков именно солнечные ванны использовались в медицине, как эффективное средство при лечении туберкулеза. В 1903 году доктор Аугуст Ролльер начал лечить своих пациентов в Швейцарии солнечными ваннами с таким успехом, что в дальнейшем многие госпитали в мире приняли его метод лечения. В том же 1903 году Нильс Финзен был удостоен Нобелевской премии по медицине за его «Световую терапию Финсена». Терапия была лекарством от таких заболеваний, как волчанка и рахит. Незадолго до 1930-х годов солнечная терапия стала популярным лекарством от почти любой болезни: от простой усталости до туберкулеза.

Я вспоминаю своё детство, в конце 60-х-начале 70-х летом нас вывозили из душного промышленного Донецка в рукотворные Ясиноватский или Великоанадольский леса на детские дачи, потом в пионерские лагеря и солнечные и воздушные ванны были неотъемлемым атрибутом отдыха. Трусики и обязательная панамка на голове. И никаких солнцезащитных кремов!

Да, и рыбий жир в рационе! Я не зря вспомнила о рыбьем жире, ведь и он, и солнышко – это естественные источники витамина D. А витамин D – это естественная и самая лучшая защита от «лишнего» солнышка.

А что же сейчас? А сейчас – тихий ужас. Впрочем, не тихий, если доктора всего мира бьют тревогу! Клиническое исследование Ассоциации Остеопатов показало, что более миллиарда жителей нашей планеты испытывают недостаток витамина D. Основными причинами недостатка являются хронические заболевания и недостаточное присутствие под солнечными лучами. Люди всё меньше времени проводит на свежем воздухе, а когда выбираются на солнце, они используют солнцезащитные крема, которые блокируют способность к производству активного витамина D. И именно эти солнцезащитные кремы доктора обвиняют в развитии пандемии дефицита витамина D. Из-за опасности рака кожи, многие так напуганы, что используют крема при каждом выходе на улицу, ограничивая возможность своего организма производить витамин естественным путем. Вот прямо сейчас гляньте на свой туалетный столик и загляните в косметичку, даже ваш обычный дневной крем, база, тон, губная помада – и те с SPF (Sun Protection Factor - солнцезащитный фактор). А вам он зачем, если вы полжизни проводите в закрытом помещении или автотранспорте, и солнышко видите в лучшем случае 10 минут по пути на работу?

Готовясь к написанию статьи, я перелопатила массу источников. И знаете, что удивило? Заболеваемость раком кожи в последние 50 лет неуклонно растёт. А знаете, когда появился первый солнцезащитный крем с рейтингом SPF 15? В 1978. С тех пор рака всё больше, как и кремов. И SPF уже вырос до 100… И больше всего рака кожи в Новой Зеландии, Австралии и Израиле. Понятно, там и солнца больше! Но учёные бьют тревогу: меры профилактики, предложенные в этих странах (одежда светлых тонов с длинными рукавами, брюками, широкополые шляпы, солнцезащитные очки, солнцезащитные же кремы, призывы не находиться на активном солнце в самые жаркие часы) только увеличивают количество меланом из года в год. У 2/3 австралийцев к 70 годам диагностируют рак кожи. Речь идет о 750 000 людей, которые лечатся каждый год.

А знаете почему? Потому что даже в солнечных Австралии и Новой Зеландии все равно наблюдается дефицит витамина D! Недавнее исследование Национального Института Здоровья показало, что 23% жителей Австралии не получают необходимую дозу витамина вне зависимости от сезона года. Любопытной находкой стал возраст австралийцев, которые наиболее подвержены дефициту витамина. Победителем (со знаком минус) стала возрастная группа от 18 до 34 лет – наиболее активные пользователи солнцезащитных кремов. И вот теперь учёные пытаются найти баланс между защитой кожи от рака и производством необходимого нам витамина D.

Мои пациенты и постоянные читатели знают, что я – D-доктор, благодаря «заражающим» знаниям Клиники профессора Калинченко, где я побывала на Пятой Зимней школе по гормонотерапии. И об этом солнечном витамине –гормоне я уже много раз писала, а мои продвинутые пациенты уже практически готовы к лету, ещё с зимы восполнив дефицит витамина D.

Для всех остальных – коротенький ликбез. Витамин D - это жирорастворимые инертные вещества (прогормоны), из которых организм сам синтезирует специальные гормоны. Первое вещество называется D3, или холекальциферол, и оно может образовываться под действием ультрафиолета B (длина волны 280–320 нм) или поступать с животной пищей. Второй - D2, эргокальциферол, - не синтезируется под действием света, а поступает к нам в организм только с пищей. Обычный рацион человека слабо компенсирует потребность организма в этом витамине. Невозможно поднять низкий уровень витамина D до оптимального только с помощью еды (молоко, яйца, рыбий жир). 15-минутная солнечная ванна способна выработать до 10 000 UI единиц витамина D, что является хорошей дозой для организма. Вот почему на солнце мы чувствуем себя лучше и счастливее.

Предшественник D3 образуется в эпидермисе кожи из холестерина под воздействием УФ-лучей, при температуре тела изомеризуется в D3, потом связывается со специальным белком и проникает в кровь, а с кровью переносится в печень. Туда же попадает витамин D (как D2, так и D3) из пищи. В печени D превращается в 25-гидроксихолекальциферол (сокращенно кальцидиол, или 25(ОH)D). На следующей стадии, в почках, из кальцидиола наконец получается активный гормон - 1,25-дигидроксихолекальциферол (кальцитриол, или 1,25(OH)2D). Однако чтобы оценить, не испытывает ли человек дефицита витамина D, в крови измеряют содержание предшественника активной формы, кальцидиола. Дело в том, что, даже когда витамина D в организме уже не хватает, кальцитриола в сыворотке крови может быть много, поэтому его уровень не может быть истинным показателем.

Анализ крови на уровень витамина D3 в организме называется Vitamin D 25-hydroxy или 25 (OH) D. Во всем мире его можно сдать в любой лаборатории. Анализ берется из вены натощак. Хочу предупредить: многие лаборатории еще не перешли от давно устаревших норм (например, 20-56 ng/ml (50-149 nmol/l)) к современным, необходимым для здоровья и защиты от рака.

Сравните ваш результат со следующими цифрами:

дефицит - менее 50 ng/ml

оптимальный уровень 70 - 90 ng/ml

профилактика рака более 90 ng/ml

Результат ниже 35 ng/ml показывает, что кальций, магний и другие минералы не усваиваются и, к примеру, вероятность сердечного приступа увеличивается почти на 50%. Результат ниже 20 ng/ml говорит о серьезной недостаточности, что увеличивает риск возникновения многих заболеваний, в том числе аутоиммунных.

А вот верхнюю «границу нормы» пока не установили. Ранее считалось, что уровень выше 120 - 150 ng/ml может быть токсическим. Однако многие лаборатории определяют витамин D методом ИФА (иммуноферментный анализ), а его показатели обычно сильно завышены. Более точными являются анализы методами жидкостной хроматографии (ВЭЖХ) и масс-спектрометрии (ВЭЖХ-МС).

Витамин D вырабатывается только под воздействием солнечных лучей определенной длины, а именно 280-315 нм, которые на территории РФ достигают поверхности Земли в промежуток времени с 11:00 до 14:00. Т.е. в то время, когда большинство взрослых на работе, а большинство детей обедает и спит. Ориентир, если длина вашей тени длиннее роста - витамин D уже не вырабатывается.

Теперь о длинах волн солнечного спектра. Если кому-то эти знания покажутся лишними, могут их пропустить, но тогда вы будете не в курсе, как выбирать солнцезащитный крем для ваших двух недель отпуска на море.

Солнце излучает энергию, без которой вообще была бы невозможна жизнь на Земле. Доходит солнечная радиация до Земли в виде прямых и рассеянных лучей, и интенсивность излучения Солнца зависит от огромного количества факторов. Длина волн солнечного света включает в себя гамма- лучи, рентгеновские лучи, ультрафиолетовые, видимый свет, инфракрасное излучение, сверхвысокочастотное излучение и радиоволны.

Для загара и синтеза витамина D нас больше интересуют именно ультрафиолетовые (УФ, UF) лучи.

Лучи УФ-A (UF-A) имеют большую длину волны, которая проникает в самый толстый слой кожи, называемый дермой. Воздействие УФ-A лучей может привести к старению кожи, образованию морщин и подавлению иммунной системы.

Лучи УФ-B (UF-B) имеют меньшую длину волны и в большей степени ответственны за развитие солнечного ожога верхнего слоя кожи. Лучи УФ-B могут играть ключевую роль в развитии рака кожи.

Лучшее время для образования витамина D – с марта по октябрь, где-то между 10 и 15 часами. В середине лета, особенно в южных странах, можно исключить жаркие послеобеденные часы. Солнечные ванны нужны при этом довольно продолжительные. Вот одна из рекомендаций: 30 минут на солнце каждый день. Если вы загораете в Испании или Калифорнии (широта 38 градусов сев. ш.), то 12 минут солнечных ванн в день при открытых 50% тела дадут вам 3000 МЕ в день. Или же минимальная эритемная доза (МЕD), то есть пребывание на солнце, которое дает легкое покраснение кожи спустя 24 часа, эквивалентна выработке 10–20 тысяч МЕ витамина. Естественно, без солнцезащитных кремов, которые блокируют его синтез.

Чем больше свободы у кожи, тем лучше. Чем чувствительнее кожа к солнечному свету, тем быстрее, с другой стороны, она образует витамин D. Это значит, что людям с тёмным, малочувствительным типом кожи необходимо больше солнечного света, светлокожим или рыжеволосым людям соответственно меньше. Солнцезащитный крем, даже с незначительным светозащитным фактором в сильной мере подавляет образование витамина D. Поэтому выходить на солнце лучше ненадолго (без крема) и чаще, вместо того чтобы целых 2 недели в году провести на пляже. Если регулярно выходить на свежий воздух, то кожа большинства людей подстраивается под соответствующее время года и риск солнечного ожога сильно снижается (кроме светлокожих и рыжеволосых людей «кельтского» типа кожи). Более точные временные указания невозможны, поскольку необходимое и переносимое время пребывания на солнце очень зависит от индивидуального типа кожи, места проживания и интенсивности света. Полная облачность уменьшает УФ-воздействие на 50%, смог снижает его на 60%.

Обычно считается: тот, кто трижды в неделю подставляет под солнце, например, ладони, руки и лицо, настолько, чтобы не допустить солнечного ожога, получает достаточно витамина D, не подвергая себя риску возникновения рака кожи. Однако есть люди, которые в силу своей конституции, возраста или болезни, могут образовывать лишь небольшое количество витамина D. В отдельных случаях это можно выяснить с помощью взятия крови и соответственно вылечить. Что касается крема, то, наоборот, подходящий солнцезащитный крем остаётся крайне важным при путешествиях в места с высоким солнечным воздействием, при неизбежном продолжительном солнечном воздействии (празднование дня рождения на пляже) или сильной светочувствительности.

Профилактика рака кожи очень важна. Она включает в себя избегание солнечных ожогов, лучше всего с помощью соответствующей одежды, которая закрывает кожу и тем самым защищает её. Вещества, входящие в состав большинства солнцезащитных кремов, не всегда безопасны, их защитное действие против так называемого черного рака кожи (меланомы) не доказано. Правильно дозированное и продуманное солнечное воздействие, которое необходимо для достаточного обеспечения организма витамином D, не ведёт к повышенному риску рака кожи. Сегодня мы знаем, что при умеренном солнечном воздействии защитная функция витамина D в коже преобладает над канцерогенным эффектом солнечного света.

Кстати, поскольку осенью и зимой солнца совсем мало и уровень витамина неизбежно падает, к концу лета его значения должны превысить 80 нмоль/л, чтобы хватило на зиму. Если любители соляриев примут эту информацию как руководство к действию, то они должны иметь в виду, что многие лампы дают другой УФ-спектр, не такой, как у Солнца, - ультрафиолет A (320–400 нм), а не B (280–320 нм). Поэтому в солярии можно получить симпатичный смуглый оттенок кожи, но не пополнить запасы витамина D. И ещё. УФ-излучение не проникает через стекло, поэтому воздействие солнечного света в помещении через окно не способствует образованию витамина D2.

Хотя врачи-косметологи сегодня рекомендуют использовать солнцезащитные кремы, но даже слабые средства с SPF 8 блокируют на 95% возможность организма производить витамин D. Боязнь рака кожи и раннее старение – главные причины всей истерии по поводу вреда пребывания на солнце. При этом, не существует подтвержденных научных данных о том, что умеренные солнечные ванны значительно увеличивают риск возникновения опухолей и смертельной формы рака – меланомы. Но, безусловно, необходимо избегать солнечных ожогов. В такой ситуации лучше руководствоваться здравым смыслом. Я считаю, что опасность нахождения на солнце сильно преувеличена, а польза – недооценена.

И знаете, солнечные лучи, как чистую воду и бабушкины яблоки никто не рекламирует. Потому что их продать нельзя. А потому мне импонируют исследования пользы солнечных лучей, ведь за ними нет никакого фармакологического лобби и специальных интересов. Солнечный свет на Земле совершенно бесплатен, а умеренное и безопасное пребывание под его лучами вполне способно обеспечить рекомендуемый уровень витамина в крови.

Думаю, вы поняли, что к отпуску на море стоит готовиться загодя, принимая витамин D, находясь с ранней весны на солнышке без солнцезащитных кремов. Чтобы не перегружать вас информацией, на сегодня пока всё. А вот именно о солнцезащитных кремах поговорим в следующий раз.