Навигация
Кулинарные путешествия
Реклама

Америка: далёкая и близкая


Нравится

Америка: далёкая и близкая.

Когда свежи воспоминания после поездки, хочется сразу записать их, но впечатлений, ощущений, вкусов, запахов так же много, как и фотографий, нужно всё переварить, «разложить» по альбомам и уголкам памяти,чтобы не забылась даже маленькая деталь. Почти неделю «раскладывала», и вот начала писать об Америке, такой далёкой ещё месяц назад, и такой теперь ставшей близкой.

Маршрут поездки предстоял насыщенный и интересный: менее чем за три недели мы хотели облететь пол-Америки, да ещё и понежиться несколько дней на белом песочке Майами. Итак, Нью-Йорк – Баффало (Ниагарский водопад) – Чикаго - Лас-Вегас – Лос-Анджелес (вкупе с Голиивудом, Беверли-Хиллз и Санта-Моникой) – Майами – Вашингтон – Нью-Йорк, мы летим к вам!

День отлёта выдался самым длинным в моей жизни, только представьте себе: завтрак в Киеве, обед – в Москве, ещё два обеда в воздухе, где-то над Европой и Атлантикой, и, наконец, ужин на Бродвее в Нью-Йорке!

Перелет прошёл почти незаметно. Каких-то 11 часов, из которых нас дважды довольно вкусно кормили, пару часов я успела поработать на компьютере, пока батарейка не пожелала мне приятного полёта без ноутбука, ещё пара часов – фильм «2012» (честно говоря, едва ли не первый фильм за последние несколько лет, который я смотрела, а не как обычно «слушала», уткнувшись в монитор ноутбука) – и мы в Нью-Йорке. А мне казалось, что Америка - это край света… Таможня по прилету была как везде. Отстояв довольно длинную очередь, протягиваем таможеннику паспорта. Прочитав на паспорте «Ukraine», он надолго задумался, по-видимому, соображая, не в Африке ли это находится, но наш цвет кожи явно говорил о другом местоположении страны. Немного оживился он, лишь узнав, что одной из целей нашей поездки является Лас-Вегас, и, по-моему, обрадовано спросил: «Деньги проигрывать приехали?», на что я честно ответила: «Только выигрывать!» Искренне пожелав нам удачи, он поставил штампы на листке прилёта - «Welkome to America!»

Трансфер мы не заказывали, справедливо полагая, что в городе, с «наибольшим количеством такси в мире» (как пишут путеводители)добраться до отеля будет несложно. И точно, на остановке такси все было чётко организованно (впрочем, потом мы убедились, как везде!). Подходишь на остановку, занимаешь очередь. Один за другим подъезжают желтые автомобили, как правило, с чернокожими водителями. Говоришь «директору» остановки, куда едешь, он дает задание таксисту, тут же предупреждает о цене. Внутри автомобиля табличка – цена проезда такая-то, если водитель просит больше, звоните – и номер телефона. Пригороды Нью-Йорка из окна такси напоминают рабочие окраины любого большого города: промзоны, пятиэтажки, похожие на наши хрущевки, «спальные районы», вот только огромное кладбище где-то между Квинсом и Манхеттеном, явно «не наше» - небольшие белые «столбики», чётко расставленные, как под линеечку, и никаких оградок и крестов… И вот вдалеке уже видны небоскрёбы Манхеттена. Потрясающее зрелище! «Она хотела бы жить на Манхеттене…» - эта строчка из песни возникала всякий раз, как только мы называли адрес нашего отеля в Нью-Йорке – Affinia Manhattan , 371 Seventh Avenue. Седьмая улица, или Fashion (Модная) Avenue. Сколько раз видела её по телевизору (особенно Мэдисон Сквер Гарден, рядом с которым и находился наш отель), но в действительности авеню оказалась шире и «выше», чем на экранах. Гостиница старая, на входе швейцар в ливрее, в фойе – тяжелые хрустальные люстры, ковры,зеркала, огромные букеты в напольных вазах, лифт с серебряными дверями. «Лиловый негр», опять же, в ливрее, отнес в номер наши вещи, убедительно изобразил смущение и немыслимую благодарность, получив доллар за труды, и пятясь и кланяясь, удалился. Номер в гостинице – апартаменты, с небольшой кухней, на которой есть холодильник, кофеварка с набором всего для приготовления кофе и чая, и даже микроволновая печь. Кстати, и на Майами, в отеле «Трамп Интернэшнл» у нас тоже была микроволновка, что оказалось очень удобно! Но об этом в рассказе о Майами! А на кровати – маленький игрушечный Кинг-Конг, в подарок, как напоминание, что съёмки этого фильма проходили здесь рядом, на Эмпайр Стэйт Билдинг. Побросав вещи в отеле, выходим на Седьмую авеню, идём, куда глаза глядят, и приходим… на Бродвей! Уже вечер, и начинается самое красивое, по-моему, «городское шоу» - это нью-йоркская иллюминация. И кажется, что город только проснулся , словно лампочки вокруг, он зажигается и зажигает. И главный «эпицентр» этого буйства огней – Таймс-сквер. «Кажется, прибавь еще одну лампочку - и все взорвется от чрезмерного света, все пойдет к чертям собачьим. Но эту лампочку некуда было бы воткнуть, нет места», - писали про это место Ильф и Петров в «Одноэтажной Америке». С того времени количество лампочек только выросло пропорционально количеству этажей окружающих площадь зданий, но впечатление осталось прежним. Даже вывеска Subway у входа в метро здесь обведена яркими лампочками - иначе ее бы никто просто не заметил. Манхеттен - центр всей жизни Нью-Йорка, бурлящий и днём и ночью, необыкновенно красивый своими устремленными вверх небоскребами, которые соревнуются друг с другом, кто выше и краше. Эмпайр Стэйт Билдинг, Рокфеллер центр, небоскрёбы Крайслера и CNN, Флэтайрон (или “Утюг»). Мне больше нравится украинское название «хмарочос» (от слова «хмара»- туча, облако), то есть «причёсывающий облака». При слове небоскрёб возникает картинка мрачного серого бетонного исполина, а на Манхеттене «хмарочосы» какие-то воздушные, почти сплошь из стекла, непохожие друг на друга... И ещё поразила простота перемещения по Манхеттену. Улицы все пронумерованы с юга на север, от даунтауна ( «даун» – низ, «таун» – город, т.е. «нижний город») к аптауну («ап» - верх, значит «верхний город»). Авеню идут с востока на запад, все тоже пронумерованы, некоторые также имеют и название, например, Фэшион, Мэдисон, Лексингтон. Посередине полуострова расположен Центральный парк, который делит город на Ист Сайд и Вест Сайд - Восточную и Западную части. Пожалуй, точнее сказать, что город делит на две части самая дорогая - Пятая - авеню, от которой считается нумерация домов. Немного наискосок идет Бродвей (старая индейская тропа). Поняв этот принцип, потеряться в городе практически невозможно! Ещё и в нумерации домов первые цифры, как правило, это номер улицы! Вот вам и «Третья улица строителей»… Без затей, но как удобно! Лучше всего узнать город - побродить по нему вдоль и поперёк! А как интересно просто неожиданно «наткнуться» на какую-то известную достопримечательность, виденную в журналах или кино!

Интересно было и поездить по Манхеттену и Бруклину на двухэтажном экскурсионном автобусе. Сразу скажу: Америка – не Европа, русский язык там не в чести, экскурсии есть на любом языке, даже, по-моему, на корейском, но на русском – всего однажды на вертолёте в Большом каньоне. Поэтому слушали на английском, честно пытаясь уловить знакомые слова… Лучше всего получалось, почему-то с датами, остальное – процентов 30… Как я потом сказала своей учительнице английского: «Американцы плохо говорят по-английски, произношение у них хромает!» И это, действительно, не английский в нашем понимании, ведь мы учили «классический» язык, здесь же могут слово «six» (шесть) произносить как «sex», а «three»(три), как tree (дерево). Вот и поговори! Но недостаток нашего понимания компенсировался театральными талантами гидов, мне казалось, что они все, несмотря на возраст, как минимум студенты театральных вузов: наши «провожатые» пели, читали стихи, изменяли голоса, кривлялись, жестикулировали и громко хохотали. Особенно впечатлил гид по Бруклину, теперь при слове «Бруклин» у меня начинается нервный тик, и произнести название этого района Нью-Йорка я могу, наверное, с сотней разных интонаций!

В Нью-Йорке мы были три дня, но лишь в первый день светило солнышко, остальные два шёл постоянный серый дождь. Должна сказать, что с погодой в Америке у нас как-то не сложилось! Начитавшись прогнозов, я обрадовалась, что ниже 22-25 нам нигде не обещали, набрала лёгких светлых вещей… И проходила почти всё время в купленной в порту перед экскурсией по Гудзону на теплоходе пайте 54-го размера, надетой сверху моей кожаной курточки…

Вообще, тем, кто соберётся в Америку, посоветую не заморачиваться с одеждой: джинсы, кроссовки и по одной футболке и кофте будет достаточно, всё остальное можно купить там. Привезенные мною платья и бриллианты довелось «выгулять» лишь однажды в Лас-Вегасе, да и то только, чтобы не обидно было, что тащила через полмира!

Если Манхеттен – центр жизни Нью-Йорка, то Times Square – это сердце его. При приближении к этой сверкающей огнями огромных реклам площади сердце начинает биться чаще. На органы чувств воздействует все – гудки десятков такси, оживленная праздная толпа, рекламные щиты, сверкающие всеми цветами радуги. Здесь хочется, петь кричать, махать руками, улыбаться всем встречным – такое это сильное энергетически место. Это так же и театральный район, все известнейшие бродвейские мюзиклы можно посмотреть здесь. Идём по ночному городу, и я понимаю, что начинаю ощущать симпатию к городу, который никогда не спит. Но вот жить на Манхеттене я вряд ли бы хотела…


Загрузка...