Навигация
Кулинарные путешествия
Реклама

Не нужен мне берег турецкий, и Африка мне не нужна...


Нравится

НЕ НУЖЕН МНЕ БЕРЕГ ТУРЕЦКИЙ, И АФРИКА МНЕ НЕ НУЖНА...

Перед прибытием в Тунис, читаю в описании страны: «Тунис – наиболее европеизированная страна Африки». Если бы не была здесь в 1999 году, то, наверное, поверила бы, а так – засомневалась. Хотя, может быть, у тунисцев был свой «великий скачок»? И им удалось за эти 10 лет сделать то, что не удаётся Украине за 18 лет «незалежности»? В моих воспоминаниях Тунис остался едва ли не средневековой страной, уровнем ниже Турции того периода, страной, чем-то сродни Украине – от «старшей сестры» (они – Франции, мы - России) избавились, почувствовали себя гордыми и самостоятельными… А на деле – «донашиваем» сестринские одёжки: всё лучшее, что осталось, как оказалось, было именно от «старшеньких»! Вспоминаю дорогу посреди пустыни Сахары – у нас тогда и близко таких дорог не было – построили «французские колонизаторы» в 1943 году! Представляете? Я уже молчу о столице Туниса – городе Тунисе… Ну, ладно, это было отступление. Я искренне надеялась увидеть новый современный «европейский» Тунис! Порт нас встретил бравурной музыкой, исполняемой на национальных инструментах. Пассажиры корабля с улыбками махали группке музыкантов на пристани. Знали бы они, что всего через пару часов будут готовы убить этих встречающих, потому что два-три аккорда этой мелодии повторялись без перерыва до самого нашего отплытия. Казалось, что это шарманка, в которой, увы, сменить пластинку нельзя! Первое, что меня удивило – слишком малое количество пассажиров, пожелавших покинуть борт корабля, и отправиться на экскурсии. Через пару часов я прозрела: лучше бы и мы остались на корабле! Хотя, нет, Карфаген стоило увидеть, как исторический памятник людской зависти… Если бы в 1998 году мы не были в Тунисе, не были ошарашены пустыней Сахарой, приятно удивлены отдыхом в хорошем отеле, то после этой поездки я бы точно сказала: «Ноги моей больше здесь не будет!» Да, огромная отрицательная роль принадлежит нашему экскурсоводу – человек, не умеющий двух слов связать, вряд ли заинтересует туристов, но кроме этого, по-видимому, пресыщенные Турцией и Египтом (к слову, тоже не отличающимися стерильной чистотой, честностью и вежливостью продавцов сувениров), мы были готовы к тому, что «обмануть неверного» - святое дело и т.п. Но такого! Вы можете представить себе ситуацию, когда с вас будут взимать деньги за фото, например, в Риме или Париже? Я тоже не представляю, а в Карфагене с нас взяли по 1 евро (они тоже члены Евросоюза, что ли?) за то, что мы будем снимать! Сразу оговорюсь, честно пыталась «отработать» потраченный «еврик», но, увы, снимать было нечего! А кроме того, постоянное дёрганье – в сторону президентского дворца фотоаппараты не направлять, иначе отберут и сотрут всё! Нормально? А забор дворца вплотную подходит к развалинам, и, если от дворца отвернуться, то солнце будет светить прямо в объектив… Слушая нашего гида, не зная истории, абсолютно не понятно было бы, чем так не угодил Карфаген Римской империи. Напрягаем память и вспоминаем самое известное высказывание о Карфагене, принадлежащее римскому сенатору Катону, который заканчивал каждое свое публичное выступление, какого бы предмета оно ни касалось, словами: «Карфаген должен быть разрушен». Благодаря этой фразе, ставшей крылатой, он и вошел в историю. Чем же так раздосадовал сенатора крупный по тем временам город, торговый порт? Да слишком уж был хорош, чтобы принадлежать кому-то, а не Римской империи! Так думал, наверное, Катон под мерный плеск весел гребцов, направлявших корабль к сицилийским берегам. И только мечты о грядущем мщении разгоняли невеселые мысли сенатора. Распаляя в себе ярость, Катон извлекал из кожаного мешка пригоршню заморских оливок и рассыпал их на ладонях. Оливки были необычайно сочны и крупны — видно, хороша земля, коль азиатские варвары, укоренившие в ней привезенные с собой масличные деревья, собирают теперь такой урожай. Но почему эта плодоносящая земля должна принадлежать не Риму? Так быть не должно — и Марк Порций Катон найдет способ убедить сенаторов в необходимости третьей войны с Карфагеном. На следующий день после прибытия в Рим Катон поспешил в сенат, прихватив с собой мешочек с оливками. Он предоставил сенаторам возможность самим убедиться в качестве заморских плодов и заявил с обезоруживающей прямотой: «Земля, где они растут, расположена всего в трех днях морского перехода». Именно в тот день в римском сенате и прозвучала историческа фраза. Изречение сенатора может быть трактовано двояко: как призыв к войне («Карфаген следует разрушить») и как пророчество («Карфагену суждено быть разрушенным»). И тяжкий меч судьбы опустился на государство пунийцев. В 146 году до н.э. город был сожжен и срыт, а его жители убиты или проданы в рабство. Более ста лет земля Карфагена, распаханная и посыпанная солью в знак вечного проклятия, стояла пустой, пока уже в начале нашей эры не возник новый Карфаген — один из крупных городов римской колонии, — с прямыми улицами, амфитеатром, форумом и другими признаками римской цивилизации. Однако просуществовал и он недолго. Наверное, энергия зависти и ненависти, заключенная в пророчестве Катона, была столь велика, что, проделав спираль во времени, она возвратилась назад. Возмездие постигло наследников той цивилизации, которую насаждал в Африке Катон. В VII веке арабские завоеватели смели с лица земля римский Карфаген. Прошли тысячелетия, соль, видимо, испарилась, и карфагенский холм превратился в элитный пригород Туниса. Большая часть древнего города застроена роскошными особняками, и лишь в нескольких археологических парках осталась бесформенная груда камней. Карфаген - одно из малых чудес света, увы, сейчас явно никакое не чудо. Он, как это ни печально, по-прежнему разрушен, и, когда слышишь, что Карфаген - «визитка» Туниса, понимаешь, что как-то не хочется гордиться такими развалинами… Дальше нас ждала ещё одна «визитная карточка» страны - Сиди-Бу-Саид . Насквозь туристический сине-белый городок раскинулся на горе, которая в древности служила маяком. Местный муниципалитет штрафует домовладельцев, если они не красят двери в голубой цвет и не производят ежегодную побелку дома. Здесь обитателей белых домиков с голубыми наличниками оберегает от сглаза дверной молоточек в виде руки, традиционного амулета. « Бело-голубой город » олицетворяет национальные цвета Туниса – белый и синий. Виртуозно изогнутые мощеные улочки, на фоне бело-голубых домов в арабо-андалузском стиле, с массивными коваными дверями это - Сиди- Бу -Саид с огромными кактусами и апельсиновыми деревьями растущими прямо на тротуарах. Говорят, что это одно из самых красивых мест в Тунисе, город художников, ремесленников, романтиков и влюбленных. Тут стоило бы остаться, побродить по этим узким улочкам, пофотографировать… Но нас ждала столица – Тунис. Нас привезли на центральную улицу, высадили из автобуса, и мы пошли к медине – старому городу. Время было обеденное, улицы были запружены, гида было не слышно… Почему-то с грустью вспомнилась Флоренция, небольшие рации с наушниками у каждого туриста, позволяющие хорошо слышать гида. Да, ребята, европейская страна. Бродить по медине долго не хотелось – грязь, приставания продавцов – но мне нужна была кукла в национальном тунисском наряде для моей коллекции. Найдя какое-то пластмассовое убожество, живо напомнившее советское детство, да к тому же небрежно завёрнутое, в какие-то пёстрые лоскутки, поняли, что с куклами здесь не очень…А услышав цену – 30 евро, почему-то вспомнились куклы из Баден-Бадена, Страсбурга, Люксембурга – фарфоровое чудо в нарядах ручной работы с закрывающимися глазками и даже туфельками и ресничками. За те же 30 евро…Терпеть не могу, когда из меня дуру делают! Лучше верблюда куплю, хотя его-то мы привозили в прошлый раз… Корабль наш отплывал в 19.00, но к двум часам дня очередь у трапа говорила, что мы готовы покинуть «европейский» Тунис. Да, две поездки – две абсолютно разные страны! И даже монетку кидать в море не захотелось… До свидания, Тунис, или прощай?



Загрузка...