Навигация
Кулинарные путешествия
Реклама

Сицилия. Вместе с Мопассаном.


Нравится

СИЦИЛИЯ. ВМЕСТЕ С МОПАССАНОМ.

Итак, Сицилия – совершенно особенный мир: Италия, и не Италия вовсе! Со времен Одиссея множество страшноватых легенд окружает этот остров. В воображении возникают то одноглазые циклопы, то чудовища Сцилла и Харибда, то пираты и разбойники, скрывающиеся в горах, то мафия... Но все эти истории развеиваются, словно дым, как только ступишь на эту землю апельсиновых рощ и цветов и вдохнешь ее ароматы. Сицилия - магический остров, расположенный в самом сердце Средиземноморья и сохранивший свою первозданную красоту. Изумительные песчаные пляжи, причудливые скалы, величественные горы, утопающие в зелени оливковых рощ и высочайший из действующих вулканов Европы - таинственная Этна. Остров имеет треугольную форму, и три его стороны омываются тремя морями - Тирренским, Ионическим и Средиземным, а от материка он отделен Мессинским проливом. Своё первое «путешествие» на Сицилию я совершила ещё в детстве, читая «запретного» Ги де Мопассана, взахлёб, всё подряд, из единственного, по-моему на тот момент собрания сочинений этого знаменитого француза. Строки из его рассказа о Сицилии всплывали в голове, когда я «в реале» оказалась на этом острове! Вернувшись домой, вновь перечитала, с восторгом понимая, что 125 лет, отделяющие наша путешествия, - мгновения для истории, и мало что изменилось в сегодняшней Сицилии! Давайте же «прогуляемся» по Палермо под ручку с Мопассаном! «… Сицилия должна бы привлекать путешественников с двух точек зрения, ибо ее естественные красоты и красоты художественные столь же своеобразны, как и замечательны. Известно, насколько плодородна эта страна, которую называли житницей Италии, и как бурно протекала ее история: все народы, один за другим, завоевывали Сицилию и владели ею — до того велико было их стремление обладать ею, заставлявшее стольких людей драться и умирать за нее, как за страстно желанную красавицу. Подобно Испании, это страна апельсинов, цветов, воздух которой весною — сплошной аромат; и каждый вечер она зажигает над морем чудовищный маяк — Этну, величайший в Европе вулкан». ( Здесь, и далее: Ги де Мопассан, Сицилия. ) Мы пришвартовались в Палермо ранним утром, солнце едва позолотило вершины гор, окружающие город. До нашей экскурсии оставалось ещё пару часов, и мы пошли побродить по городу сами. Первое, что мы увидели, спустившись с трапа – огромное количество импозантных молодых сицилийцев, в костюмах и галстуках, с обворожительными улыбками и выразительной жестикуляцией. Оказалось, что это таксисты, наперебой предлагающие всевозможные поездки по всему городу и острову. «В сицилийце … много арабского. От араба у него серьезная важность, хотя, как итальянец, он обладает очень живым умом. Природная надменность, любовь к титулам, самый характер гордости и черты лица скорее приближают его к испанцу, чем к итальянцу. Но что непрестанно вызывает в вас глубокое впечатление Востока, едва вы вступаете на почву Сицилии, — это тембр голоса, носовые интонации уличных разносчиков. Повсюду слышишь здесь пронзительную ноту арабских голосов, эту ноту, которая как бы спускается от лба к горлу, между тем как на севере она подымается из груди в рот. И песня, протяжная, однообразная и нежная, — вы слышите ее, проходя мимо открытых дверей дома — по ритму и звучанию та же, которую поет всадник в белом, сопровождающий путешественников по безграничным голым просторам пустыни». Действительно, сицилийцы чем-то напоминают арабов, но не египетских торговцев, а скорее эмиратских шейхов, правда, разорившихся, слегка потёртых жизнью, но с оставшимся чувством собственного достоинства, без угодливости и навязчивости. Мы бродили по утреннему Палермо, ещё были закрыты магазины и лавочки, торговцы фруктами только раскладывали свой товар на лотках, но создавалось впечатление, что город и не засыпал вовсе, жизнь на улицах бурлила, как в середине дня: миллионная армия «всадников» мотоциклов и мопедов мчалась во всех направлениях, лавируя среди такой же миллионной армии машин, газуя и с визгом тормозя у светофоров, на ходу перекрикиваясь друг с другом, заглушая клаксоны и возмущённые возгласы водителей автомобилей. Хаотичное движение их говорило о том, что правило дорожного движения на Сицилии одно: всем надо ехать! Вот и едут, непонятно, как умудряясь двигаться в нужном направлении! Возвращаясь в порт, прошли мимо огромной «крепостной» стены, с колючей проволокой сверху. Не иначе, тюрьма, подумалось, и тут же вспомнилась мафия, дон Карлеоне, комиссар Катанья… « …прибыв в Сицилию, вы спрашиваете то с любопытством, то с беспокойством: — А где же разбойники? И все вам отвечают: — Их больше не существует. В самом деле, вот уже пять или шесть лет, как они перестали существовать.» Конечно же, и наши туристы задавали гиду вопрос: ну, как тут поживает мафия? Но от мафии там остался лишь черный обелиск в Палермо, который поставили в память жертв донов. А в 40 км от столицы острова есть небольшой городок "ста церквей и ста революционеров", носящий имя главного мафиози – Карлеоне, впрочем, есть и городок с названием Катанья. «В общем, Сицилия столь же безопасна для путешественников, как Англия, Франция, Германия или Италия, и тем, кто жаждет приключений в духе Фра-Дьяволо, придется их искать где-нибудь в другом месте». А мы начинаем нашу экскурсию по Палермо. «Расположение Палермо чрезвычайно своеобразно. Город, лежащий посередине широкого амфитеатра обнаженных гор голубовато-серого оттенка, тронутого кое-где красным, разделен на четыре части двумя большими прямыми улицами, которые перекрещиваются в центре. С этого перекрестка в конце огромных коридоров, образованных домами, видны в трех направлениях горы, а в конце четвертого — море, синее, ярко-синее пятно, которое кажется совсем близким, словно город свалился в воду!» Quattro canti (площадь Четырёх углов) - перекресток в центре Палермо. Хотя официально называется площадью Вильены, поскольку своим существованием обязан испанскому вице-королю - Вильене, который продолжил начатое своим предшественником дело - прокладывая "просветы" в паутине многочисленных улочек города. Так появился широкий перекресток в барочном стиле с фонтаном в центре площади. Перекресток стал своеобразной точкой отсчета в городской системе координат, поскольку соединил единственную тогда широкую улицу (сейчас именуемую Виа Витторио Эммануэле), направляющуюся с востока на запад, с улицей Макуэда, образующей ось север-юг. Рядом, на площади Преториа (piazza Pretoria) находится Дворец Сената (сейчас это здание Муниципалитета и знаменитый Преторский фонтан или "Старый Палермо" (Палермо веккио). Недалеко от этого места, на Рiazza Baloro, родился скандально известный писатель и авантюрист граф Калиостро. Далее мы идем к церкви Марторана (12 века) с изумительными золотыми мозаиками. Эти мозаичные панно очень похожи на иконы и роспись в русских храмах, понятно, ведь они сделаны византийцами, а вся русская иконопись корнями оттуда. Рядом стоит не менее древняя церковь Сан Катальдо с красными куполами в арабском стиле. Маршрут до кафедрального собора частично проходит через настоящие трущобы. И это в ста метрах от центральных площадей. Кстати, в Палермо до сих пор можно увидеть следы бомбардировок союзников во время Второй Мировой войны. Кафедральный собор - огромный! Он строился и перестраивался на протяжении многих веков и так же несет следы множества культур - арабские окна сочетаются с готическим порталом, а внутри барочный интерьер охраняет покой саркофагов с останками норманнских правителей Сицилии. Соборную площадь украшает статуя весьма почитаемой на Сицилии Святой Розалии. Мы возвращаемся на piazza G. Verdi, где находится Большой оперный театр - Massimo, который был построен в конце 19 века, однако нам он известен по фильму «Крёстный отец-3», именно на этих ступенях была убита дочь главного мафиози. Это третий по величине театр в Европе после Парижского и Венского, его площадь 7730 кв. м на 3500 мест. В Массимо пели такие знаменитые певцы, как Карузо, Каллас, Паваротти. Однако, согласно легенде, у театра отрицательная аура, т. к. он был воздвигнут на месте снесенной церкви и кладбища, которое так и не нашли, поэтому считается, что в зале витают скорбные духи. В театре есть специальные ряды для бедных... Наш путь лежит в Монреале – небольшой городок в 7 км от Палермо, расположенный на горе Капуто на высоте свыше 300 м. Название местечка образовалось от "Mons Regalis", что в переводе означает Королевская гора. Считается, что ни одна полноценная экскурсия в столицу Сицилии не может обойтись без посещения этого красивого города. «…на середине склона одной из гор, возвышающихся над Палермо, стоит маленький город Монреале, знаменитый своими старинными памятниками… Дорога ... извивается по горе и, наконец, доходит до города, чрезвычайно оригинального, очень колоритного и страшно грязного. Улицы, идущие уступами, словно вымощены острыми зубьями». В Монреале расположена одна из главных достопримечательностей Сицилии - Собор "Санта Мария Нуова". История создания собора не похожа на типичный средневековый долгострой. "Санта Мария Нуова" был возведен в 12 веке за беспрецедентно короткий срок – 2 года (с 1174 по 1176 год). Приказ о строительстве собора отдал король Вильгельм II – последний норманнский правитель Сицилии. По легенде, Вильгельма посетило видение Девы Марии. Богоматерь указала королю на место, где должен был быть построен храм. «Вот собор, большое здание, свыше ста метров длиною, в форме латинского креста с тремя абсидами и тремя нефами, отделенными друг от друга восемнадцатью колоннами из восточного гранита, опирающимися на беломраморное основание и на квадратный цоколь из серого мрамора. Поистине изумительный портал обрамляет великолепные бронзовые двери, которые создал Bonannus, civis Pisanus («Бонанн, пизанский гражданин» (лат.)). Внутренность этого храма отделана мозаикой на золотом фоне; богаче, совершенней и поразительней этой отделки ничего нельзя себе представить. Эта мозаика, крупнейшая в Сицилии, сплошь покрывает стены на поверхности в шесть тысяч четыреста метров. Вообразите себе эту огромную и великолепную роспись, изображающую по стенам храма легендарную историю ветхого завета, миссии и апостолов. На золотом небе, развертывающем вокруг нефов фантастический горизонт, выступают в размерах больше человеческого роста пророки, возвещающие пришествие бога, Христос и те, кто окружал его. В глубине алтаря гигантский лик Иисуса, напоминающий Франциска I, царит над храмом, словно наполняя и подавляя его, — так огромен и могуч этот странный образ». «Выходя из монастыря, вы попадаете в сад, откуда открывается вид на всю долину, покрытую цветущими апельсиновыми деревьями. Из этой душистой рощи непрерывно несется ветерок, дурманящий ум и волнующий чувства. Кажется, что смутное и поэтическое желание, которое неотвязно преследует душу, витает вокруг нее, неуловимое, сводящее с ума, готово здесь осуществиться. Этот аромат, внезапно окутывающий вас, примешивает к эстетическим радостям изысканное наслаждение, доставляемое благоуханием, и погружает на миг вашу душу и тело в блаженный покой, близкий к чувству счастья. Вид, открывающийся с этой вершины, один из самых изумительных. По склонам ощетинившейся горы спускаются глубокие долины, заключенные между другими горами, уходящими в глубь Сицилии бесконечной вереницей вершин и пиков. Против нас море, у наших ног Палермо. Город окружен апельсиновой рощей, которая носит название Золотой Раковины, и эта черно-зеленая роща тянется траурной каймой у подножия серых гор, рыжих гор, словно обожженных, разъеденных и позолоченных солнцем, до того они обнажены и колоритны». Мы были на Сицилии в мае, апельсиновые деревья бурно цвели, поэтому Золотая Раковина выглядела больше зелёно-белой. «Берега Сицилии и берега Калабрии благоухают таким сильным ароматом цветущих апельсиновых деревьев, что весь пролив надушен, как женская спальня»... Палермо бурлит круглые сутки. Его порт, его рынки, его трущобы в самом центре, облюбованные эмигрантами из Африки и Азии, добавляют к роскоши средневековых памятников мелодичное разноголосье, ураганный ритм субтропиков, пеструю палитру нарядов и запахи сотен кухонь со всего света. Все вместе они составляют совершенно неповторимый калейдоскоп, на фоне которого фраза “Средиземноморская экзотика” кажется бледной и низкокалорийной. Сицилия многолика... Дворцы и соборы, музеи и виллы Палермо, великолепный собор в Монреале, Пьяцца дель Дуомо и норманнский собор в Чефалу, городок Таормина с древним греческим театром, исторический центр Сиракузы, Ортиджа и Археологический парк, долины храмов в Агридженто и Селенунте, наконец, Эолийские острова, расположенные у берегов Сицилии, по-прежнему завораживают путешественников... И соглашаешься с Гёте, написавшим в своем «Итальянском путешествии» в 1789 году: «Увидеть Италию, не увидев Сицилии, значит не увидеть Италии вообще, так как Сицилия — это ключ ко всему...» А значит, стоит ещё много раз вернуться в этот удивительный край, побывать там, куда не успели попасть в этот такой короткий и такой длинный день знакомства с Сицилией!


Загрузка...