Навигация
Из кулинарных и околокулинарных блогов
"Записки о еде" Ирины Рыжовой
Реклама

Ностальгия по вкусу. Напитки нашего детства (2).


Нравится

Записки о еде 7 Ирины Рыжовой.

Ностальгия по вкусу. Напитки нашего детства (2)

Продолжая тему рассказа о напитках своего детства, не могу не рассказать о молоке. Да-да, об обычном молоке.

Осенью, зимой и весной на месте бочки с квасом у нас рядом с домом стояла бочка с молоком.

Каждое воскресенье рано утром папа шёл с четырёхлитровым бидоном за молоком и «Неделей» - воскресным приложением к газете «Известия», на которую практически было невозможно подписаться. Молоко из бочки стоило 28 копеек за литр, то есть на две копейки дешевле, чем бутылочное. Но дело, конечно, не в «дешевизне». Главное – вкус «бочкового» молока! Кстати, в отличие от многих детей я любила молоко и старалась выпить кружечку до того, как мама пустит его на «переработку» – кипячение, варку каш, молочной лапши, на творог…

В это время мы с сестрой под радиопередачу «С добрым утром!» убирали квартиру и накрывали на стол, а мама готовила завтрак. А папа шёл дальше по магазинам - в булочную за свежим хлебом, в «Диету». Обычно покупались докторская колбаса, российский сыр, печёночный паштет, творожная масса с изюмом и селёдочное масло. Причём первые две позиции были обязательными. Тогда покупали понемногу, чтобы свежее на стол класть. Да и холодильники небольшие были. У нас был «Саратов» из первых моделей, 1951 года выпуска. Примерно такой.

Проработал он верой и правдой лет двадцать, пока его не заменили на более новую «Бирюсу». Перевезли на дачу, там он ещё проработал лет пять, у него сломался замок на дверце. Пришлось закрыватьего на резинку. Потом перевезли туда уже упомянутую «Бирюсу», а он всё работал. Выбросить его не поднималась рука, и «вечный» холодильник отдали сторожу. Почему-то кажется, что он работает до сих пор, только спросить уже не у кого…

Но вернёмся к молоку. Пока папа ходил за деликатесами к завтраку, мама варила какао или кофе на молоке, по-варшавски. Остатки молока кипятили, чтобы не скисло. Тогда кипятили в железной кастрюле, на дно которой клали специальный сторож.

Какао варили из зелёненькой красно-октябрьской пачки «Золотой Ярлык», которую до последнего времени можно было купить в магазине. Но несколько месяцев я её что-то не встречала на прилавках.

А свежесмолотый кофе папа покупал в нашей кондитерской, поскольку у нас не было дома ни ручной мельницы, ни электрокофемолки. В общем-то в нашей семье и кофе не так часто пили. А в кондитерских кофе хорошо мололи в больших машинах. Там всегда та-а-а-кой запах был! Сортов было немного – арабика, да робуста. В специализированных магазинах, вернее, магазине «Чай-кофе» на улице Кирова (теперь Мясницкая) можно было увидеть мокко.

Но мне и сейчас та арабика, которая была раньше, по степени обжарки и помолу больше всего нравится.

И вот начинается поздний воскресный завтрак, как теперь говорят, бранч. Но тогда этого слова не знали… На столе праздничный красный сервиз, яичница с колбасой или обжаренная в яйцах цветная капуста (в зависимости от сезона), или рисовая каша с изюмом, сырники, гренки, обжаренные в сладком молоке «Бедный рыцарь» (Arme Ritter), колбаса, сыр, варенье, сметана или сгущёное молоко какао или кофе… И вся семья с удовольствием смотрит «Клуб кинопутешествий» с Владимиром Шнейдеровым.

Случайно на даче в это воскресенье был очень похожий завтрак.

Всё вспомнилось. Вспомнились и уже знакомые слова Франсу Рене де Шатобриана «Если бы я имел безрассудство еще верить в счастье, я искал бы его в привычке». Наверное, в той далекой привычной размеренности и было счастье…


Загрузка...