Навигация
Кулинарные путешествия
Реклама

Сладкая о "Киевском торте"


Нравится

Песня об украинской кухне. Сладкая о «Киевском торте».

Один из многолетних «символов» украинской столицы и заветный сувенир, который еще с советских времен стремился увезти из Киева любой гость (если тогда ему удавалось его достать) – легендарный «Киевский торт».

А киевляне ездили в другие города с ним в подарок. Говорят, что поезд «Киев-Москва» в народе называли «тортовоз». Впрочем, любой поезд, уходящий из Киева, можно смело назвать тортовозом и сегодня! В 2011 году этот сладкий сувенир достиг «пенсионного» возраста, «сладкая визитка» города появилась в далеком 1956 году на фабрике им. Карла Маркса. Но на пенсию торт так и не ушёл! Родился популярный тортик, как и всё гениальное, случайно! Все получилось благодаря ошибке. Однажды кондитеры, как обычно, подготовили для бисквита партию яичного белка, но забыли вовремя спрятать ее в холодильник. Дабы скрыть оплошность коллег, следующая смена решила соорудить торт из того, что получилось. Хрустящие коржи из затвердевшей пены с кремом вскоре назвали «Киевским тортом», и он стал одним из национальных символов.

За все годы производства торта его рецептура не менялась, а в технологии произошли изменения, положительно сказавшиеся на качестве продукта: с 1968 года для приготовления воздушно-орехового полуфабриката стали использовать предварительно заквашенные белки. На такой основе коржи получаются намного пышнее и вкуснее. А чуть позже в торте появились лесные орехи (фундук). Изначально в торт добавлялся фундук, но потом его заменили на орехи кешью, которые были своего рода «идеологическим сырьем». После того как в 1955 году первый индийский премьер Джавахарлал Неру посетил СССР, индийско-советские отношения перешли в фазу долгосрочного и плодотворного сотрудничества, которое касалось практически всех сфер жизни. В том числе и кондитерской отрасли, буквально заваленной в то время орехами кешью, которые закупали в огромных количествах. Редкая советская «кондитерка» обходилась без этих ценных орешков. Но все хорошее когда-нибудь кончается, и льготные индийские поставки в том числе. Кешью стали обходиться слишком дорого, их заменили фундуком, который, в свою очередь, тоже оказался хлебобулочным комбинатам не по карману, и они стали использовать более дешевый арахис. К слову, «карломарксовцы» держали марку всегда: никогда не опускались до арахиса и, несмотря на кризисы, использовали исключительно лесной орех фундук.

Трансформации, происходящие со сладким киевским эксклюзивом, впору изучать на уроках истории в средней школе. Торт «Киевский», как лакмус, отображал не только экономическую, но и политическую обстановку в стране! После окончания щедрой индийской эпопеи с кешью наступил и конец эпохи яичных кремов, на использование которых в промышленном производстве несколько десятилетий назад наложило запрет санитарное ведомство. Первичный яичный крем в «Киевском» заменили более тяжелым сливочно-масляным, который в тяжелые перестроечные годы умудрялись разбавлять дешевыми растительными жирами. Вместо традиционных цукатов поверхность стали украшать желе. В 70–80-е годы какао-порошок заменяли тертой веллой (шелухой какао-бобов) и экспериментировали с курагой, от которой быстро отказались после жалоб потребителей. Поменялся даже дизайн упаковки: вместо знаковой для старшего поколения эмблемы города — Пешеходного моста, ведущего с Подола на Труханов остров, — появились предсказуемые листья каштанов.

Неизменной все это время оставалась разве что чрезмерная жирность «Киевского» (на килограмм продукта идет не менее 600 г крема и 400 г белковой заготовки с орехом)! Читала, что случались в истории «Киевского» и нестандартные торты. Один из них был испечен к 300-летию американского морского флота, делали его по спецзаказу. А еще - трехъярусный в честь 70-летия Брежнева: он состоял из 70 разных кусков и весил больше 5 килограммов.

С 1999 года кондитерская фабрика вошла в корпорацию Roshen. И сейчас самый «правильный» торт – именно рошеновский. Честно признаюсь, что после «померанчевой» революции принципиально не ела «вражеские» конфеты, хотя обожаю «Птичье молоко», «Лимонные и апельсиновые дольки» и «Коровку» именно рошеновские. Впрочем, и сейчас не ем... А «Киевский торт», как и все остальные, кроме маминого «Наполеона» и своей шарлотки с яблоками, не люблю, и ем редко-редко, во всяком случае, за пять лет нашей жизни в Киеве не пробовала ни разу...


Загрузка...